Бурвиль - А. Брагинский, 1966 год. (Часть III)




 

Часть III

Статья А. Брагинского о Бурвиле из книги «Комики мирового экрана» , 1966 год.

 

Бурвиль

Мы сказали выше, что некоторые комедии с участием Бурвиля в какой-то степени сатиричны. К их числу относятся так называемые «городские» комедии, то есть те, в которых Бурвиль выступает в ролях городских жителей.

Одной из последних его работ в этом плане является роль контролёра метро в фильме Алекса Жоффе «Большая касса». Хорошо зная обычаи на парижском метро и увлекаясь детективной литературой, он сочиняет роман об ограблении вагона-кассы, который каждую ночь собирает выручку на станциях метро. Его роман никто не хочет печатать, ибо все издатели считают факты (совершенно точные) невероятными. Тогда наш герой предлагает свой план крупным гангстерам, и те организуют ограбление в соответствии с рукописью автора. Наш контролёр тоже втянут в эти действия, и после того как грабители оказываются выловленными (полиция на высоте!), тоже попадает в тюрьму на год. За это время его роман становится «бестселлером», и он выходит из тюрьмы богатым человеком...

Бурвиль играет в обычной своей манере, не комикуя, подлинно реалистически раскрывая образ своего героя, одержимого манией стать автором полицейского романа. Вместе с создателями фильма Бурвиль выступает против засилья «чёрной серии» — детективных романов, которые нередко становятся «руководством к действию», «пособиями» для всяких жуликов. Но их фильм таким пособием не становится, в отличие, скажем, от знаменитой «Потасовки среди мужчин» Жюля Дассена...

Несомненными сатирическими чертами отмечен образ и другого героя Бурвиля в фильме того же режиссёра «Замотанный человек, или Радости городской жизни». Продолжая тему фильма «Все золото мира», эта картина идёт даже дальше в обрисовке быта рядового француза в современном большом городе.

...Перед нами служащий лаборатории по изготовлению пилюль, создающих хорошее настроение, Андре Лорио. Мы видим один день в его жизни. Вихрем носится Андре Лорио по городу, тщетно стараясь всё успеть и ничего не забыть: провести обмен своей квартиры (без этого нельзя жениться), обеспечить алиби для патрона, который отправляется на свидание с дамой в ресторан (иначе лишишься работы), отметить день рождения невесты (иначе та обидится) и сделать ещё тысячу и одно дело! При этом он попадает всё время в самые нелепые происшествия. Бурвиль играет эту замотанность с подлинным внутренним комизмом, не теряя слегка иронического отношения к своему герою. В его интерпретации тот перестаёт быть живым человеком, это — автомат, кукла, которую рвут на части и которая перестаёт жить самостоятельной жизнью. Бурвиль достигает таким образом больших обобщений сродни тем, которые вызывает образ героя Чаплина в фильме «Новые времена».

Другим откровенно сатирическим персонажем можно считать Жоржа из фильма Жана-Пьера Моки «Странный прихожанин». Жорж — мелкий жулик, вставший на этот путь по вине семьи, члены которой категорически выступают против какой-либо формы трудовой деятельности. Эти обнищавшие аристократы не желают пальцем о палец ударить, чтобы заработать на жизнь. И тогда Жорж, «договорившись» с Божьей матерью, начинает грабить церковные приходские кассы, в которые верующие опускают свои пожертвования. Против него ополчается специальная полицейская служба. Происходит форменный поединок, обе «воюющие стороны» стараются перехитрить одна другую, и в конце концов Жорж попадает на скамью подсудимых.

Если в описании семьи Жоржа сатирическая струя проявляется совершенно чётко, то разоблачения самого Жоржа не получилось, хотя роль несла в себе все элементы сатирического обобщения. Бурвиль показывает его, скорее, как жертву среды, которая постепенно засасывает его, превращает в жулика поневоле. Такая режиссёрская концепция снижает в общем блестящую актёрскую работу Бурвиля.

Бурвиль обладает драгоценным для актёра качеством — он заразительно обаятелен. Этот некрасивый, нескладный, лысоватый человек, в каких бы ролях он ни выступал (за исключением, разве роли Тенардье в «Отверженных»), неизменно вызывает симпатии зрителя. Ибо, как правило, Бурвиль играет роли добрых, хороших, хотя и смешных людей. Этим качеством актёра часто пользуются в коммерческих целях продюсеры. Примером тому — фильм «Разиня» Жерара Ури, где он играет в паре с Луи де Фюнесом. В этом великолепном по отточенному, филигранному мастерству дуэте «соло» Бурвиля, актёра не только комического, но и лирического, всё же не прозвучало в полную меру его таланта. Его герой опять непрерывно попадает впросак, опять выпутывается из самых невероятных переделок, опять разгадывает происки мошенников и наказывает их с помощью друзей-полицейских. Но все эти «опять» — уже были. Такова сила определённых коммерческих штампов, которые нравятся продюсерам, но явно начинают надоедать актёру.

Часть II Часть IV