Андре Бурвиль - М. Жежеленко, 1973 год. (Часть II)




 

Статья М. Жежеленко о Бурвиле из книги «Актёры зарубежного кино», № 8, 1973 год.

 

Андре Бурвиль

Мастерство Бурвиля-комика достигло своего апогея в фильме Рене Клера "Все золото мира" (1961), сценарий которого писался специально для этого актера.

Герой фильма Туан - если вы помните - пастух, который пасет баранов высоко в горах. Это чистое дитя природы, непосредственное и простодушное. По воле судьбы Туан попадает в город и становится в центре внимания радио и телевидения, журналистов и репортеров. Наивностью и естественностью Туана умиляются, ее рекламируют ро телевидению как результат сельской жизни на чистом воздухе: "Дорогие телезрители, посмотрите. Перед вами Туан Дюман. Он настоящий французский крестьянин. Отныне для нас всех Туан является самым знаменитым пастухом Франции. Послушайте, Туан, мы знаем, что наверху, в горах, вы часто пели, чтобы развлечь своих барашков. Так вот, для этого маленького ягненка спойте песенку, которая напомнит ему его родные места". И Туан - Бурвиль послушно поет тоненьким фальшивым голоском трогательную песенку с припевом "Бе-бе".

Словом, это всё тот же, уже знакомый нам, крестьянин Бурвиля - нелепый и флегматичный, который на поверку, разумеется, "не так глуп".

Сыграна роль блестяще. Бурвиль, кстати, продемонстрировал в этом фильме свое умение легко менять маски, так как, кроме Туана, он исполнил здесь еще две роли: Матье (отца Туана) и Марсьяля (брата).

Старик Матье - ворчун, крутой и властный упрямец - полная противоположность своему инфантильному сынку Туану, который до сих пор боится отца и плачет перед ним, растирая глаза кулаком. Марсьяль - третий представитель семьи Дюман - городской щеголь (лицо почти эпизодическое, но ярко характерное).

Бурвиль менял маски в этом фильме с виртуозностью эстрадного, так сказать, "райкинского" плана. (Любопытно, что в дублированном варианте фильма три героя Бурвиля озвучивались разными актерами - очевидно, одному было бы сложно так менять голос, как это делает Бурвиль.)

Бурвиль и в других фильмах показал несколько новых комических масок: вор-святоша в "Странном прихожанине" (1963), веселый развратник в "Зеленой кобылке" (1959), учитель - невозмутимый бунтовщик в "Большой стирке" (1969).

Но главной, основной его комической маской продолжал оставаться всё тот же "разиня", хотя из крестьянина он вскоре превратился в горожанина.

Вместе с тем где-то в середине пятидесятых годов Бурвиль почувствовал, что комическая маска - любая, и даже его излюбленная, тесна для него. Она была забавной, трогательной, вызывала у зрителя улыбку - но и только.

Маска Бурвиля не сумела вместить в себя и сотой доли тех обобщений и символов, которые принесла миру трагикомическая маска Чаплина, олицетворившая всех обездоленных, обойденных судьбой "маленьких людей" мира.

Да зачем метить так высоко! Не только чаплинский герой, но и маски современных Бурвилю комиков французского кино: провинциальный обыватель Фернанделя (сегодняшний Тартарен), бесхарактерный интеллигент Жака Тати, напористый, агрессивный буржуа Луи де Фюнеса были и значительнее, и смешнее, чем незадачливый растяпа Бурвиля.

Возможно, что это натяжка, но мне показалось, что в том эпизоде фильма "Всё золото мира", где Туан поет по телевидению песенку "Бе-бе", потешая городскую публику, Бурвиль иронизировал над собственной маской. "Да, - как бы говорил он своим зрителям, - так вы все представляете себе французского крестьянина. И я рисую его таким, каким вы хотите его увидеть. Но я-то знаю, что на самом деле он другой".

Как бы то ни было, в середине пятидесятых годов Бурвиль начал пробовать свои силы в других, серьезных ролях. То есть и в них много смешного, но актер при создании этих образов применял иные краски, новые в палитре Бурвиля - психологические, лирические, бытово-достоверные.

В таких фильмах, как "Через Париж" (1956), "Призрачное счастье" (1958), "Ноэль Фортюна" (1960), "Веские доказательства" (1962), вместо масок появились характеры.

И всё же опыт комической маски не пропал даром, Бурвиль не зачеркнул его, а, напротив, использовал при создании образов-характеров.

Характеры, воплощённые Бурвилем на экране, сохранили некоторые черты комической маски этого актёра.

Новый (по отношению к маске) герой Бурвиля - будь он крестьянин ("Ноэль Фортюна"), учитель ("Призрачное счастье") или следователь ("Веские доказательства") - всегда простой, обычный, ничем не примечательный с виду человек. Первое впечатление от него, что он добр, но недалек и наивен. Второе, что он не так уж прост. Но маска Бурвиля этим открытием исчерпывались.

Создавая же характеры, Бурвиль доказывает, что простой человек - это сложный человек.

Часть IЧасть III