МАСТЕРА ЗАРУБЕЖНОГО КИНОИСКУССТВА
(Катрин Клод / Catherine Claude)




 

Бурвиль, мастера зарубежного киноискусства

Текст написан по книге "Бурвиль" из серии "мастера зарубежного киноискусства". Автор книги Катрин Клод (Catherine Claude). Сокращённый перевод с французского Л. Завьяловой. Книга выпущена издательством «Искусство» (Москва) в 1973 году.

Предисловие

Имя Бурвиля знакомо кинозрителям многих стран мира, знакомо и любимо ими. Это стало особенно очевидно после смерти «доброго и веселого Бурвиля», «нашего друга Бурвиля», как его часто называли. Книга французской писательницы Катрин Клод не претендует на искусствоведческий анализ. Жанр её трудно определить, ибо в книге естественно сочетаются и дополняют друг друга впечатления от встреч с актёром и записи бесед с ним, репортаж и библиографический рассказ, мемуары и размышления. Скорее всего, это портрет, но не столько Бурвиля-актёра, сколько Бурвиля-человека, к которому автор относится с пониманием и восхищением. Но авторы будущей монографии не смогут пройти мимо наблюдательных и умных заметок Катрин Клод, а сегодняшние читатели благодаря её острому журналистскому перу лучше поймут личность и творчество человека, который и после смерти заставляет и смеяться и плакать, сидя в темных залах кинотеатров.

Быть может, в своём увлечении Бурвилем-человеком Катрин Клод несколько преувеличивает масштаб его таланта. Нет, это не Чаплин и даже не Мишель Симон. Дарование Бурвиля куда скромнее. И всё-таки оказалось, что он нужен современному зрителю, этот как будто неяркий и не очень забавный комик, нужны его доброта и смешная удачливость.

В своей книге Катрин Клод замечает, что об игре Бурвиля трудно писать. Как он играет? Да никак, ничего особенного, скорее всего, он всегда остаётся самим собой. Это верно. Как комический актер Бурвиль не знает каких-то особенных приёмов. У него нет «фирменных блюд». Бурвиль играет без нажима. Сам Бурвиль в июле 1967 года, когда он был гостем Московского кинофестиваля, говорил: «Главное для актера — искренность. Соглашаться на роль надо только в том случае, если она вдохновляет. Откуда во мне этот дар смешить людей и в чём он? Не знаю. Скорее всего, это подарок судьбы. Я помню, что ещё а детстве для меня было страстью смешить, я опьянялся смехом, и это опьянение передавалось другим. Наверное, существуют какие-то флюиды, идущие от меня к публике. У другого те же действия могут быть несмешными, а почему — кто знает? Я думаю, это всё-таки дар провидения... Я люблю жизнь во всех ее проявлениях, я оптимист по природе и крестьянин по происхождению. Я всё делаю сам, и на моих руках не проходят мозоли. Если бы не эти два качества, я не смог бы работать в искусстве».

Книга Катрин Клод вышла во Франции ещё при жизни актёра. Издательство решило дополнить её статьёй Франсуа Кавильоли, рассказывающей о последнем периоде жизни Бурвиля.

Содержание