29. Главное — детали




 

Луи де Фюнес в гримёрной

Если вспомнить актёрские работы Луи де Фюнеса, те самые фильмы, которые столь любимы в России (и, заметим, в европейских странах: Америку де Фюнесу завоевать не удалось, там его картины, как и его имя, практически не известны), то легко заметить: Луи — мастер детали. Подробность — вот его конёк. Манера говорить, набор одних и тех же комических приёмов, применяемых в различных комбинациях, голос, гротескное поведение — это и есть инструментарий великого комика.

Его образ — это образ рассерженного пожилого француза (национальность здесь играет свою роль, Луи исключительно француз, только француз, в первую очередь француз, даже в маске... раввина Якова), обладающего непомерным самомнением. Этот пожилой человек уверен, что именно он является центром вселенной. Он — самый умный, самый достойный, самый правильный. И когда обстоятельства свидетельствуют об обратном, герой Луи приходит в горестное возбуждение. Вспомните коронное де-фюнесовское: «А!» И распахнутые удивлённые глаза, открытый рог, полусогнутые в коленях ноги и расставленные руки.

Деталь — восхитительная, очень смешная. И тут же общая картина меняется. Он же (герой де Фюнеса) говорит ужасные вещи. Он требует от партнёра по сцене того, чего требовать не должен и не может. Если бы претензия Луи была высказана в обычной интонации, то она выглядела бы ужасно несправедливой и вызывала совсем иные чувства. Но вот это удивление — и вместо возмущения зритель смеётся. И герой Луи вовсе не выглядит монстром. Удивительная трансформация...

На фото: в гримёрной.

Глава 28СодержаниеГлава 30