47. Позднее признание




 

Кадр из фильма «Фантомас разбушевался»

После премьеры первого фильма о Фантомасе на Луи де Фюнеса обрушилось внимание парижской прессы. Он стал одной из самых востребованных персон артистического бомонда, интервью которой без каких-либо сомнений шло на первую полосу.

Луи задавали самые разные вопросы. Всех интересовала его артистическая карьера. Обывателю казалось, что де Фюнес возник ниоткуда, получив сразу и главные роли, и признание. Но... почему так поздно? Почему в пятьдесят лет?

И Луи де Фюнес рассказывал о себе, о начале пути, о своих многочисленных эпизодических ролях. После чего неизменно следовал вопрос — не жалко ли ему молодости, потраченной на эти крошечные роли? И он отвечал: «Я не сожалею о медленном развитии моей карьеры. Эта медлительность помогла мне понять основательно мою профессию. Когда я был ещё неизвестным, я пытался окрасить деталями, мимикой, жестами маленькие роли, которые мне поручали. Таким образом, я приобрёл некоторый комический багаж, без которого не мог бы сделать карьеру. Поэтому, если начать снова, то я бы не отказался от этого пути».

Наконец-то он был востребован, популярен, богат. Но даже в годы безусловного успеха больше всего де Фюнес боялся... бедности. Обладая миллионами (а к 1970 году его состояние оценивалось уже суммой с шестью нулями), Луи никак не мог забыть полуголодной юности и тех трудностей, что пришлось перенести его супруге и детям. И он работал, работал, работал...

На фото: экий... чёрт!

Глава 46СодержаниеГлава 48