Морис Шевалье. «Мой путь и мои песни» (1977)



Глава 7. Франции мастеровой. (страницы 260-262)

(Перевод Галины Трофименко)

страница 260

Париж стоя приветствует Шевалье в день его восьмидесятилетия

(Париж стоя приветствует Шевалье в день его восьмидесятилетия)

Сегодня в «Эль Ранчо», одном из ночных клубов Лас Вегаса, около четырёхсот виднейших представителей и представительниц американского театрального мира собрались, чтобы отметить день рождения популярной актрисы мюзик-холла Софи Тукер. В свои шестьдесят восемь лет, неистощимая в своей изобретательности и силах, она продолжает царить в американских ночных клубах. Все профессиональные актёры любят и уважают эту женщину, отдавшую свой талант, умение, силы и любовь ремеслу, которым она занимается долгие годы. Своей независимостью и успехом она обязана только себе.

 

Уже две недели, как я дома. Предстоит решить серьёзный вопрос: что выбрать на предстоящий сезон — «Мещанина во дворянстве» в «Комеди Франсэз» или серию выступлений в «Альгамбре», где первое отделение будет составлено из молодых, наиболее обещающих артистов, которых предложу я сам. Ну и, разумеется, буду ездить в Нью-Йорк выступать по телевидению и в Голливуд на съёмки.

Меня больше привлекает «Альгамбра». Это дверь в Париж Бельвиля и Менильмонтана.

страница 261

Морис Шевалье и Мирей Матье

(Шевалье отправляется в турне в год своего восьмидесятилетия. Мирей Матье помогает ему разрезать пирог, преподнесённый артисту на аэродроме)

Если успешно проведу эту серию концертов, тогда, мне кажется, я буду готов принять честь вступить во Французский Театр и устремить свои помыслы к новой цели — стать драматическим актёром.

 

Издательство «Альбэн Мишель» обратилось ко мне с просьбой написать предисловие к книге Лилиан Росс «I'll cry tomorrow» * («Я заплачу завтра» (англ.).), которая во французском переводе называется «Женщина в аду».

Чтобы представить молодую американскую актрису, с которой произошла эта чудовищная история, я должен вернуться к 1928 году, когда восемнадцатилетняя Лилиан Росс (Лиллиан Рот) выступала в ревю Зигфилда Руфа в самом лучшем кабаре Нью-Йорка, где в трио «Ритм бойз» пел Бинг Кросби и дебютировал перед американской публикой ваш покорный слуга. Юная Лилиан была уже великолепной профессиональной актрисой высшего класса. Ожидая своего выхода, я часто смотрел на неё из кулис и каждый раз подпадал под очарование её мастерства, молодости и красоты. Все ей сулило блестящее будущее. Однажды среди публики оказался знаменитый голливудский режиссёр Эрнст Любич. Он пригласил её сниматься в фильме «Пора любви» («Парад любви»).

страница 262

Удача сопутствовала Лилиан и дальше: её приняли и оценили в мире кино, и она всё выше поднималась по лестнице славы. По потом о ней вдруг замолчали, а двадцать два года спустя один нью-йоркский журнал опубликовал фотографию Лилиан и рассказал об её печальной судьбе. Попав в Голливуд, девочка — подумать только! — пристрастилась к вину. Это было как проклятье. Она вернулась в Нью-Йорк и опускалась всё ниже и ниже, пока не оказалась на самом дне. Так продолжалось шестнадцать лет. Но у неё хватило сил подняться, и это так же невероятно, как и чудовищная несправедливость, с которой с ней обошлась жизнь. Мне говорили, что к ней вернулось что-то от её былой красоты и что она снова полна решимости бороться за успех. Она пошла на страшное унижение, выступив по американскому телевидению перед миллионами телезрителей с рассказом о пережитой ею трагедии.

То, что с ней случилось, объясняется неистовым темпом американской жизни, тем, что вас непрестанно бьют по нервам. Всё в этой стране чрезмерно, сенсационно, требует предельного напряжения и наконец сбивает вас с ног. Но нужно ли стремиться к прогрессу и счастью с такой неистовой силой, не останавливаясь ни перед чем?

 

Почему самые весёлые клоуны и комики в обыденной жизни бывают, как правило, людьми спокойными, меланхоличными, даже грустными? Именно потому, что профессия заставляет их слишком щедро расходовать запасы веселья.

Если комический актёр слишком весел в жизни, значит, ему недостаёт искренности на сцене. На то и на другое никого хватить не может. А настоящий артист все, что у него есть, отдаёт публике.

 

Этим летом Билли Уайлдер будет снимать в Париже фильм «Любовь после полудня» с Гарри Купером, Одри Хэпберн и мной. Я буду играть отца восхитительной Одри и заранее радуюсь этой роли, великолепным партнёрам и тому, что буду работать под руководством одного из лучших кинорежиссёров современности.

Узнав, что я согласился играть отца Одри Хэпберн, Мэри Пикфорд написала мне, что не может представить меня в роли «папы». Я ответил, что, раз между очаровательной Одри и мной не может быть ничего другого, я предпочитаю быть её отцом и по крайней мере завоевать её дружбу. И хорошо уже то, что мне не предложили быть её дедушкой.

Мы с Одри Хэиберн читаем первые эпизоды сценария. Билли Уайлдер делает указания. Я волнуюсь до такой степени, что меня начинают терзать опасения: справлюсь ли я с ролью?

страница 259Содержаниестраница 263

Главная | Библиотека | Словарь | Фильмы | Поиск | Архив | Рекламан

ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика