СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Их было пятеро» (сценарий). Часть 3.

(Перевод Л. Ю. Флоровской)

Тренировочный зал в проезде Птит-Экюри.

День на исходе.

Неприглядный двор с железной лестницей, которая заканчивается открытой площадкой. У одной из стен дома — вереница велосипедов.

Дощечка, прикреплённая прямо к перилам и изрядно пострадавшая от непогоды, гласит:

«Центральный Бокс-клуб.

Тренировочный зал».

Уже сменивший светлый костюм на тёмный, Роже поспешно пересекает двор. Входит в подъезд, быстро поднимается по лестнице. Навстречу ему спускается молодой человек с явными признаками боксёрской профессии на лице.

Пройдя длинным коридором, Роже входит в тренировочный зал. Там царит большое оживление: молодые боксёры тренируются под наблюдением тренеров и... газетных репортёров. Человек десять из них проводят бой с «тенью». Они прыгают, приплясывают, делают резкие повороты, «уходят» от удара, бьют.

Роже делает два-три шага. Останавливается. Кого-то ищет глазами. Видит, как два молодых боксёра перед зеркалом изучают свои движения; как негр виртуозно прыгает через верёвку; как два негра бьют в мешки с песком, а два молодых боксёра в испачканных кровью майках отчаянно дубасят друг друга...

Но взгляд Роже долго не задерживается на них. Наконец его лицо освещает улыбка — на среднем ринге тренируется Марсель.

Т р е н е р. Левой... левой. Уходи от удара! Резче прямой удар... Ещё! Хорошо!

Направляясь к Марселю, Роже наталкивается на Жана, который наблюдает за тренировкой друга. С Жаном — девушка. Мужчины пожимают друг другу руки.

Ж а н (девушке). Это Роже. Я тебе рассказывал о нём... (Обращаясь к Роже.) А это — Симонна... Моя Симонна.

Р о ж е. Очень приятно... Как у него дела? (Кивает в сторону Марселя.)

Ж а н. По-моему, не очень здорово!

Некоторое время все трое наблюдают за тренировкой.

Т р е н е р. На сегодня хватит... Прежде чем одеваться, взвесься.

М а р с е л ь (снимая шлем). Есть, мосье Дюфо... Что вы думаете о моей левой?

Т р е н е р. Мне кажется, выправляется... Завтра для пробы пройдёшь два-три раунда с Морисом.

Тренер направляется к группе репортёров, а Марсель, перешагнув через канат ринга, к своим друзьям.

По дороге в раздевальную Роже говорит:

— Мы договорились с Филиппом встретиться здесь... Он должен сейчас прийти.

М а р с е л ь. Душ отнимет у меня две-три минуты, и я — ваш (глядя с любовью на Роже). Ну как твои дела, дорогой? Ты снова со своей сестрёнкой?

Роже (неуверенно). Да... да... Всё отлично...

М а р с е л ь (исчезая в раздевальной). Жизнь прекрасна!

Роже возвращается к Жану, с заговорщическим видом спрашивает:

— Как поживают твои красотки, Жано?

Ж а н. Красоток не было... Был только один... маленький жаворонок. Я не говорил никому об этом... Меня бы подняли на смех... Как ты её находишь?

Р о ж е. Я нахожу, что... что она очень хороша!

Жан. Симонна, Симонна!

Прислонившись к зеркалу, Симонна с интересом наблюдает, как тренируется негр. Тот улыбается ей своими ослепительными зубами.

Девушка оборачивается на зов Жана. Подходит к друзьям.

Ж а н. Симонна, знаешь, что он мне сейчас сказал?.. Что ты очень хороша!

Несколько секунд Симонна смотрит в упор на Роже. Затем кокетливо замечает:

— Он тоже недурен, твой друг.

Пока Роже и Симонна, улыбаясь, с явным удовольствием разглядывают друг друга, Жан, увидев входящего Филиппа, направляется к нему навстречу. Вслед за ним идут Роже и Симонна.

Ж а н. Филипп!

Филипп хорошо знаком с Симонной. Ей первой он пожимает руку. Его элегантный костюм заметно отличается от скромных костюмов товарищей.

Ф и л и п п (Симонне). Как всегда, вы очаровательны!

Ж а н (смеясь). Но-но, маркиз, в моих владениях ты не имеешь права первой ночи!

Ф и л и п п (смеясь). Ты всё такой же дуралей!.. Где же Марсель?

Р о ж е. Сейчас придёт.

Ф и л и п п (Роже). Как твои дела?.. Если тебе нужны деньги, прошу тебя... не стесняйся!

Р о ж е. Спасибо. Я продал «лейку», которую привёз, и, кроме того... предвидится ангажемент...

Шутя, но с некоторым раздражением Жан добавляет:

— И, кроме того, маркиз, не надоедай со своими деньгами...

Ф и л и п п (извиняющимся тоном). Я никого не хотел обидеть.

Ж а н (Филиппу). А мне жаль тебя... Несчастный ты человек! Сколько тебе приходится платить налогов!

Все смеются. Из раздевальной выходит Марсель. Направляется к друзьям. Он уже переоделся, тщательно причёсан.

Р о ж е. А! Вот и чемпион!

М а р с е л ь (Филиппу с грубоватой нежностью). О, старая галоша! Неплохо все-таки повидаться...

Ф и л и п п. Давайте сначала тихо и мирно поужинаем, а потом закончим вечер в весёлом кабачке. Андре обещал тоже прийти, если... ему дадут увольнительную.

 

Фасад кабаре «Радость жизни».

Поздний вечер. Сверкающая неоновая вывеска кабаре — одна из бесчисленного множества таких же вывесок в этом весёлом квартале.

Множество жаждущих попасть в кабаре толпится перед решёткой, ограждающей небольшой садик у входа. Здесь американские и французские солдаты, женщины в меховых манто, нувориши — типичная веселящаяся послевоенная публика, осаждающая по ночам злачные места Монмартра. Но на решётке уже висит табличка с надписью: «Все места заняты». Из кабаре доносится песенка Фабьенны...

Останавливается спортивная машина. Из неё весело выскакивают Филипп, Роже, Жан, Симонна и Марсель. Им удаётся рассечь толпу, добраться до входа.

«Жаждущие» громко требуют, чтобы их впустили в кабаре.

 

В кабаре. Небольшой вестибюль. Сбоку вешалка.

Через стеклянные двери видны Филипп и его друзья. На них наседает толпа.

П о р т ь е. Ни одного места больше нет... Все столики заняты!

На помощь портье спешит Фред.

П е р в ы й   г о с п о д и н. Хэлло! Фред! Но меня-то вы уж должны впустить.

Ф р е д. Ничего не могу поделать, дорогой мэтр. Надо было предварительно позвонить.

Увидев Филиппа, сразу становится приветливым, услужливо говорит:

— А! Господин маркиз! Пожалуйста!.. Пожалуйте, столик вас ждёт!..

С помощью портье Фред приоткрывает дверь ровно настолько, чтобы смогли пройти Филипп и его друзья.

Вслед им несутся улюлюканье, протесты.

С о л д а т. Воюем мы, а веселятся другие!

Д а м а. Сюда только белоручек пускают!..

В т о р о й   г о с п о д и н. Это хуже, чем при немцах!

Т р е т и й   г о с п о д и н. О... те были более корректны.

Фред провожает компанию до вешалки. Здесь друзья раздеваются... Вдруг среди пришедших Фред замечает Роже. Для него это большая неожиданность.

Ф р е д. А... а! Какая приятная неожиданность!

Ф и л и п п (удивлённо). Вы знакомы?

Р о ж е. С недавнего времени...

Почувствовав нежелание товарища посвящать его в подробности, Филипп вежливо воздерживается от дальнейших расспросов. Он обращается к Фреду:

— Должен прийти мой друг... господин Ламбре... Дайте, пожалуйста, указание портье...

Ф р е д. Господин Ламбре?.. Мне казалось, что...

Ф и л и п п. Что вам казалось?

Ф р е д. Да... словом, я слышал, что у него большие неприятности...

Ф и л и п п. Я жду не его, а его сына.

Ф р е д (с облегчением). А-а!.. Отлично!

Откланивается и направляется к портье. Филипп присоединяется к друзьям, которых предупредительный метрдотель уже провожает в зал.

 

Большой зал кабаре забит публикой. На единственном свободном столике, как раз против эстрады, табличка «Занято». К нему-то и направляются друзья.

Метрдотель усаживает Симонну, Филиппа и его друзей за столик. Подошедший официант наливает им в бокалы искрящееся шампанское.

За соседним столиком сидят какие-то военные. Это американцы.

Посетители кабаре громко смеются, весело переговариваются, много пьют. Полумрак, клубы табачного дыма усиливают атмосферу какого-то лихорадочного веселья.

«Их было пятеро»

На сцене Фабьенна Дорэ. Освещённая резким светом прожекторов, она исполняет песенку-пантомиму в сопровождении оркестра из двенадцати музыкантов, во главе с молодым очень стремительным дирижёром. Песенка окончена. Раздаются шумные аплодисменты. Загорается свет.

Фабьенна скрывается за кулисами.

 

Кулисы. Со сцены выходит Фабьенна. Навстречу ей Валери, направляющаяся на сцену. Женщины улыбаются друг другу.

Ф а б ь е н н а. Сегодня они очень милы.

В а л е р и. Да... издалека... Тебе не приходится спускаться в зал...

Ф а б ь е н н а. О! Фред не на много лучше других...

В а л е р и. Безусловно... Но он один!..

Женщины расходятся, обменявшись печальными улыбками.

 

Уборная Фабьенны. Когда она входит туда, Фред наливает шампанское в бокалы. Услышав за спиной шаги, он поворачивает к певице восхищённое лицо. В глазах у него вспыхивает огонёк желания.

Фред (открывая объятия). Иди ко мне, моя крошка... Я должен вознаградить тебя за такой шумный успех...

Не замечая отвращения Фабьенны, страстно целует её.

 

Зал. Верхний свет снова погашен.

 

Из-за кулис Валери наблюдает за танцующими.

Среди пар Роже и Симонна. Они весело болтают.

С и м о н н а (кокетливо). Вы не очень-то разговорчивы.

Р о ж е. Прошу прощения...

С и м о н н а. Жан рассказывал, что вы как будто актёр?

Р о ж е. Да, актёр.

С и м о н н а. И вам часто приходится разыгрывать любовные сцены?

Р о ж е (холодно, с достоинством). Только не с жёнами моих приятелей.

С и м о н н а. Все мужчины так говорят... если жены приятелей им не нравятся.

Пристально смотрят друг другу в глаза. Первым отводит глаза Роже.

Р о ж е (смущённо). Вы очень хорошо танцуете...

С и м о н н а (приникая к нему). Правда? Вы находите?

 

Сидя за столиком, Филипп и Жан потягивают шампанское. Перед Марселем — стакан чистой воды. Все наблюдают за танцующими. Филипп и Жан смотрят на Роже и Симонну. Заметив, как Жан изменился в лице, Филипп старается отвлечь его:

— Ты сегодня не танцуешь?

Ж а н. Она старается за двоих!..

М а р с е л ь: Не будешь же ты ревновать её к своему другу?

Ж а н (с притворным возмущением). Я?.. Ревновать?.. С чего ты взял?.. И не собираюсь!

Залпом опустошает свой бокал.

 

Площадка для танцев. Кончился танец. Роже и Симонна словно не в силах оторваться друг от друга, все ещё стоят со сплетёнными руками. Вдруг чья-то рука ложится на плечо Роже. Он оборачивается. Перед ним сестра.

В зале загорается верхний свет.

В а л е р и. Добрый вечер, малыш!

Р о ж е. Валери — моя сестра. Симонна — жена Жана. Ты знаешь... я тебе рассказывал о нём.

Все трое уходят с танцевальной площадки и направляются к столику, где сидят Филипп и остальные.

В а л е р и. Ты ничего не говорил мне о ней...

Р о ж е. Потому что я её не знал!..

В а л е р и. А теперь хорошо знаешь?

Роже не успевает ответить. Они подходят к столику друзей. Филипп встаёт. Марсель и Жан с удивлением рассматривают Валери.

Р о ж е. Ребята, это — моя сестра.

Ж а н (с восхищением). Она намного лучше тебя, старик!

М а р с е л ь. Настоящая чемпионка!

Ф и л и п п (продолжая стоять). Садитесь, пожалуйста, мадемуазель.

Валери молча занимает место, предложенное ей Филиппом. Тотчас же официант ставит Филиппу другой стул. Оркестр играет буги-вуги. Перегнувшись за спиной Жана к Симонне, Марсель приглашает её танцевать.

М а р с е л ь. Может, попробуем?

Ж а н (резко). Нет!

М а р с е л ь. Тебя не приглашают.

Ж а н (увлекая Симонну). Зато приглашаю я...

Марсель (Роже). Ты видел?.. А ещё говорит, что не ревнует...

Приглашает танцевать молодую женщину, сидящую за соседним столиком. Та принимает приглашение.

В глубине зала, в дверях, ведущих за кулисы, появляется Серж. Он делает отчаянные знаки кому-то из сидящих за столиком. Валери и Филипп не видят Сержа. Но Роже заметил его сигналы. Встаёт и, пройдя через зал, скрывается за кулисами.

 

Кулисы. Полумрак. Приглушённо звучит музыка.

Нетерпеливо переминаясь у двери, Серж ждёт Роже.

Р о ж е. Что случилось?

Остановившись у лесенки, ведущей в уборную Фабьенны, полуобернувшись, Серж бросает:

— Мне нужно с тобой поговорить.

Р о ж е. О чём?.. Относительно моего контракта?

Серж. Нет, скорее относительно твоего такта.

Р о ж е. Что ты хочешь этим сказать?

С е р ж. Хочу сказать, что у тебя отсутствует чувство такта... (Доверительно.) Дорогой мой, их нужно оставить вдвоём.

Р о ж е. Кого «их»?

С е р ж. Валери и этого высокого шатена... её вздыхателя... Уже целую неделю он проводит здесь все вечера... Денег у него куры не клюют!.. Я наводил справки.

Роже (возмущённо). Но она — моя сестра!

С е р ж. Ну и что же?.. Не станешь же ты мешать счастью своей сестры... Этого сентиментального, застенчивого юношу я приметил сразу... Только никак не мог разгадать, из-за кого он сюда ходит. Оказывается, из-за неё... Ну... на этом можно хорошо заработать...

Р о ж е. Это — мой товарищ...

С е р ж. Не валяй дурака. Романчик обещает быть выгодным... И, кроме того... Если этот ротозей окажется щедрым, тебе тоже кое-что перепадёт... В этом отношении положись на меня. Сам ты ещё слишком неопытен!

По мере того как эти «разъяснения» всё отчётливее доходят до сознания Роже, ему всё яснее становится, сколь гнусен Серж и как омерзительна предлагаемая им сделка.

Внезапным стремительным ударом в лицо Роже сбивает Сержа с ног. Тот падает навзничь, увлекая за собой столик с бутылками из-под шампанского и бокалами. Роже отступает к лесенке, ведущей наверх в уборные. Напряжённо следит за неподвижно распростёртым на полу Сержем. Наконец тот встряхивает головой, открывает глаза... И вдруг с яростью хватает горлышко от разбитой бутылки из-под шампанского...

«Их было пятеро»

Неожиданно чья-то нога с силой отшвыривает одну из бутылок... Это Фред. Он только что вышел из уборной Фабьенны и ещё оправляет на себе одежду.

От неожиданности Серж выпускает из рук своё оружие.

Стоя в дверях уборной в пеньюаре, Фабьенна с жадным интересом наблюдает за этой сценой.

Ф р е д. Твой друг действительно крепкий паренёк!

Молча Серж поднимается с пола.

Ф р е д. У тебя скверные манеры, Серж. (Подойдя к Роже.) А ты не гусарствуй. Война кончилась. Ты теперь среди друзей. (Подняв разбитую бутылку, читает наклейку.) «Вдова Клико»... Жена покойника... Грустно!..

Зал кабаре.

За столиком Валери и Филипп.

Среди танцующих мелькают Марсель со своей дамой, Жан с Симонной.

Филипп наливает Валери шампанское. Та благодарит его чуть заметной улыбкой. Пьёт.

Ф и л и п п. Вам нравится это шампанское?

В а л е р и. Очень... Оно самое дорогое... А мне платят с пробок.

Ф и л и п п. Простите... Как «с пробок»?

В а л е р и. Очень просто: мне платят процент с выпитых бутылок.

Юноша обескуражен спокойным цинизмом молодой женщины. Он не знает, как продолжить разговор. Валери курит, думая о чём-то своём.

Ф и л и п п. Первый раз я зашёл сюда совершенно случайно... И с тех пор...

Замолкает, смущённый.

В а л е р и (помогая ему). И с тех пор вы здесь каждый вечер... Я знаю. Я видела вас...

Ф и л и п п (обрадованно). Вы меня заметили?

В а л е р и (с прозаической прямолинейностью). Разумеется... Вы не танцевали, не напивались, даже не пытались делать вид, что приходите развлечься... Вас можно было принять за сутенёра.

Ф и л и п п (глубоко огорчённый). Вам так показалось?

В а л е р и. Нет... Для этого вы слишком изысканно одеты.

Ф и л и п п (тихо, с трудом). Я приходил из-за вас.

В а л е р и (с искренним удивлением). Из-за меня?.. Почему же вы меня ни разу не пригласили?

Ф и л и п п (с трудом). Я не посмел.

В а л е р и (словно только сейчас увидев Филиппа). Разве вы не заметили, что в мои обязанности входит спускаться в зал?..

Филипп утвердительно кивает головой.

В а л е р и. Тогда что же вам помешало?

Ф и л и п п. Я всё-таки не посмел (Горячо.) Но если бы я знал, что вы — сестра Роже...

В а л е р и (с иронией). То это облегчило бы вашу задачу?

Чувствуя, что допустил оплошность, Филипп жалобно бормочет:

— О нет... что вы...

 

Уборная Фабьенны.

На стенах афиши с её портретами. Посредине комнаты — небольшой круглый стол, на котором стоит бутылка виски. Перед умывальником Серж. Его физиономия с рассечённой губой, из которой течёт кровь, видна в зеркале. Он прижимает к губе платок, смоченный под краном. Роже стоит около дивана, упрямо нагнув голову.

Перед туалетом разгримировывается Фабьенна.

В стороне, в кресле, сидит Фред. Только что происшедшая потасовка ничуть не беспокоит его. Скорее забавляет.

С е р ж. Я готов забыть этот инцидент... при условии, что он передо мной извинится.

Отлично понимая, что Роже никогда не станет извиняться перед Сержем, Фред насмешливо говорит:

— Извиняться... За что? За нечаянный жест? У него это просто от рассеянности... Подумай сам хорошенько, Серж...

Ф а б ь е н н а (явно издеваясь). Он не нарочно... Просто сорвалась рука.

Увидев, что он не встречает здесь сочувствия, Серж идёт на попятный.

— Пожалуй, верно... И потом... Если бы я не оступился...

Ф а б ь е н н а (весело). Ну, разумеется... Не будешь же ты на него дуться за то, что он в шутку дал тебе тумака...

Обрадованный Серж делает вид, что его «убедили». Подходит к Роже. Протягивает руку.

С е р ж. Ну, раз ты без всякой задней мысли...

Ф р е д (подталкивая Роже). Конечно... Злиться на него не за что.

Без всякого энтузиазма Роже пожимает руку Сержа.

Желая поиздеваться над Сержем и подбодрить Роже, Фабьенна говорит ему:

— Серж, как сливочное масло... Слегка надавишь пальцем, оно тут же и подаётся.

С е р ж. Помолчи!

Ф а б ь е н н а (невинно). Разве сливочное масло — плохо? Его можно достать только на чёрном рынке...

Ф р е д (Сержу). К тому же уверен, что задирать начал ты. (К Роже.) Говори, что произошло?

Р о ж е (упрямо). Ничего.

Ф р е д. Так я и предполагал. (Сержу, кивая головой на Роже.) Крепкий паренёк и не болтлив!..

С е р ж (злобно). О!.. Настоящий артист!

Подходит к столу и, взяв рюмку, залпом выпивает виски. Сообразив, что ему невыгодно показывать злобу и раздражение, резко меняет тон.

— Кстати, когда ты дашь ему дебют?

Ф р е д. Когда он пожелает...

Р о ж е. Сегодня вечером.

Ф р е д. Ты так торопишься?

Р о ж е. Мне нужны деньги.

Ф р е д. Деньги нужны всем... в большей или меньшей степени.

Р о ж е. Мне ОНИ нужны немедленно... Дли себя и для сестры.

С е р ж (наливая себе ещё виски). Дли Валери?.. Как трогательно!

Снова Роже хочет ударить Сержа. Фред вовремя удерживает его. Серж испуганно отскакивает. Почти хнычет:

— Ты видишь?.. Дикий зверь!..

Ф а б ь е н н а (продолжая разгримировываться). Дикие звери терпеть не могут дворняг... особенно самоуверенных.

Серж (оскорблённый). Благодарю за комплимент!

Фред спешит перевести разговор на другую тему. Спрашивает Роже:

— Ты с чем хочешь выступать? У тебя вокальный номер?

Р о ж е. Нет. Я прочту стихи.

Ф р е д (озадаченный). Стихи?.. А-а... да, да!.. Разумеется, стихи!.. Ну, хорошо, попробуй, парень!.. Посмотрим, что из этого выйдет... А потом поговорим о более серьёзных вещах. Поди, предупреди от моего имени заведующего труппой. (Открывая перед ним дверь.) И скажи ему, чтобы он выпустил тебя перед гёрлс.

Закрыв за Роже дверь, возвращается на своё место. Говорит Сержу:

— С этими мальчиками нельзя шутить, Серж! Их слишком рано научили убивать... Это опасно!

Ф а б ь е н н а. Но свободны мы сейчас благодаря им...

С е р ж. А тебе-то что до этого?.. «Марсельезы» в твоём репертуаре нет.

Раздаётся стук в дверь. Все оборачиваются.

Входит управляющий труппой Альбер. Он в смокинге. За ним — Роже.

А л ь б е р (растерянно). Патрон... Это невозможно...

Ф р е д. Что именно?

А л ь б е р. Этот парень сказал мне от вашего имени, чтобы я его выпустил со стихами.

Ф р е д. Ну и в чём же дело?.. Ты что, против поэзии?

А л ь б е р. Лично я не против... Но я знаю нашу публику... Они в щепки разнесут заведение.

Ф р е д. Отлично!.. Им не мешает поразмяться... Они чересчур зажирели.

Не успевает за Альбером закрыться дверь, как он снова возвращается. Вид у него очень встревоженный.

А л ь б е р. На ваш риск. После первого же сонета начнётся потасовка. Но если вы хотите позабавиться...

Безнадёжно махнув рукой, уходит.

 

Кулисы.

Выйдя из уборной Фабьенны, Альбер сталкивается с ожидающим его Роже. Расстроенный, он разглядывает юношу. Говорит ему с сожалением:

— Хоть бы на вас была ещё каска!..

В ответ Роже весело улыбается. Направляются на сцену. Оттуда несётся бравурная музыка. Оркестр исполняет что-то вроде «Тарарабумбии».

В глубине кулис по железной лесенке начинает спускаться вереница гёрлс с голыми ногами, в американских матросских шапочках и блузах.

А л ь б е р (поспешно). Нет, нет, барышни... Подождите... Ваши ляжки покажем позже.

Сбившись в кучку, девушки поднимаются обратно. Вдруг Роже видит в кулисах направляющегося к нему Андре в военной форме.

Р о ж е (с радостным удивлением). Ты как сюда попал, Андре?

А н д р е. Через главный вход пройти невозможно... Всю решётку облепили... Вцепились как обезьяны... Портье провёл меня здесь.

А л ь б е р (к Андре). Простите, вы не поэт случайно?

А н д р е. Простите, нет.

А л ь б е р (с облегчением). Охотно вас прощаю.

Входят Фред и Серж.

Р о ж е. Мосье Фред, позвольте вам представить моего друга Андре...

А н д р е. Андре Ламбре...

А л ь б е р уводит Роже на сцену. Уходит и Серж.

Ф р е д. Очень приятно... Вы — сын...

А н д р е. Да, я его сын...

Фред достаёт сигару из верхнего кармана пиджака.

Ф р е д. Я очень хорошо знал вашего отца... В другие времена. Ему не повезло.

А н д р е (с горечью). А мне?!

Ф р е д. Вам? Да... И вам тоже, конечно... Но ведь вы в этом не виноваты...

А н д р е. Я ношу фамилию Ламбре.

Ф р е д. Конечно, сейчас к таким вещам относятся недоброжелательно... Но если хотите знать моё мнение, со временем всё обойдётся.

А н д р е. Возможно... А пока...

Ф р е д. А пока, чем я могу вам помочь?

А н д р е (уходя). Ничем... Благодарю вас.

Ф р е д (вслед Андре). Позвольте задать вам один вопрос.

Андре возвращается.

Ф р е д. Почему вы в военной форме?

А н д р е (просто). Я вернулся в армию.

Ф р е д. Зачем? Война кончилась.

А н д р е. Не везде.

Ф р е д (играя сигарой). Так я и думал... Романтика... Горячие пески... Солдатские песни... Но там ведь настоящая война... Зачем вам снова лезть в пекло?

Смотрит "На китель Андре, украшенный двойным рядом орденских ленточек.

— Разве вам мало этих наград?

А н д р е (просто). Мне не хватает самой высшей — деревянного креста!..

Уходит. Смущённый Фред, следуя за ним, говорит несколько принуждённо:

— Вы умеете шутить... Вы — настоящий сын своего отца...

Музыка смолкает. Из зала доносится барабанная дробь. Так оповещают здесь о начале очередного номера.

Фред и Андре останавливаются перед задником, отделяющим кулисы от сцены.

И зал и сцена сейчас освещены косыми лучами прожекторов. На сцене появляется Альбер. Жестом руки он останавливает барабанщика.

— А теперь, господа и дамы, дирекция нашего варьете, не считаясь с затратами, имеет удовольствие представить вам одного из лучших драматических актёров молодого поколения — Роже Куртуа... Он прочтёт стихи... Итак, Роже Куртуа!!

На сцену выходит Роже. Его встречают жиденькими, вежливыми аплодисментами. Энергичные, ободряющие хлопки раздаются только из-за столика, за которым снова, собрались Марсель, Жан, Симонна, Филипп и Валери.

Ф и л и п п. Какой приятный сюрприз!

В а л е р и. Только бы его не освистали.

М а р с е л ь (угрожающе). Пусть только попробуют!

Р о ж е. Франсуа Ляфлорьель, «На вешалке».

Начинает декламировать. В его голосе, полном - экспрессии, звучит угроза. Но зал почти не слушает. Первыми начинают возмущаться американцы.

П е р в ы й   а м е р и к а н е ц (по-английски). Что это такое?

В т о р о й а м е р и к а н е ц (по-английски). Он пьян...

То возмущённые, то недоумевающие голоса несутся из разных концов зала.

Роже продолжает читать стихи.

...Гул голосов в зале становится все громче. Но это, кажется, не смущает Роже. Он продолжает читать стихи... Его почти не слышно.

...Из двери, ведущей в вестибюль, выглядывает гардеробщица. С любопытством спрашивает:

— Чего это он там рассказывает?

...В ответ метрдотель лишь в недоумении разводит руками.

...За одним из столиков сидят господин и дама. У господина — сильный бельгийский акцент. Он спрашивает:

— Что такое он говорит?

Д а м а. Наверное, заблудился... Не туда попал...

У буфетной стойки, на табуретке, сильно подвыпивший весёлый господин. Он бешено аплодирует Роже и кричит:

— Тише!

...Роже продолжает невозмутимо читать стихи.

Раздаётся свист. Роже только поворачивает голову. Свистит один из американцев.

П е р в ы й   а м е р и к а н е ц (тот, что свистел). Придётся что-то предпринять...

В т о р о й а м е р и к а н е ц (порываясь встать). Например, набить ему морду.

Товарищи удерживают его. Третий американец на ломаном французском языке кричит:

— По чему не показывают девочек?

...Столик друзей Роже. С искренним удивлением Марсель спрашивает:

— Что такое? Им не нравится?

Ж а н. Очевидно...

М а р с е л ь. Не понимают!..

Подхлёстываемые американскими солдатами, зрители поднимают дикий вой, свистят, стучат ногами.

 

Кулисы. У двери, ведущей в зрительный зал, стоят Фред с сигарой в зубах, Альбер и Андре. Позади них столпились гёрлс. Сквозь щель в портьере они смотрят в зал.

Девушек забавляет происходящее. Они рады: на этот раз представление смотрят они.

А л ь б е р (с беспокойством). Дело кончится кровопусканием.

А н д р е. Скорее — шампанским!

Ф р е д. Которое мы выпьем за его здоровье.

 

Зал.

В зале царит невообразимый гвалт и беспорядок. Многие вскочили со своих мест... Со всех сторон несутся громкие крики протеста...

А Роже всё продолжает читать стихи.

Забравшись на маленькую эстраду, справа от центральной сцены, какой-то господин вопит:

— Смирительную рубашку на него!

...Возмущается дама:

— Он над нами издевается!

...Свесившись с балкона, весело кричит пробравшийся в кабаре уличный мальчишка:

— Эх, и набьют же ему морду!

...Столик возле сцены. За ним господин, весь увешанный орденами. Он говорит с итальянским акцентом:

— Мы выиграли войну не для того, чтобы развлекаться зрелищами подобного рода!..

Сидящая поблизости девушка бросает ему с иронией:

— Вы абсолютно правы! Подать господину голых барышень!

...Столик друзей. Роже, Филипп, Марсель, Жан, Симонна и Валери тщетно призывают посетителей к порядку. Все они с тревогой следят за Роже, который весело и совершенно спокойно заканчивает чтение поэмы.

...Столик американцев.

Первый американец орёт на весь зал.

— Заткни свою глотку!..

Второй, не выдержав, бросается на сцену. Хочет напасть на Роже. Но Марсель, более быстрый, чем американец, опережает его и встречает сокрушительным ударом.

Два других американца немедленно срываются с мест. Их настигают Жан и Филипп. Начинается драка.

Из-за кулис выбегает Альбер, торопливо подходит к дирижёру, приказывает:

— Музыку!.. музыку!..

Музыканты поспешно берут инструменты. Дирижёр вскидывает палочку. В бешеном темпе оркестр играет буги-вуги. Как метеор проносится Андре мимо оркестра, спрыгивает со сцены и смешивается с дерущимися.

В зале загорается свет.

...Друзей явно теснят. У противников — численный перевес.

На краю сцены барахтается Жан, подмятый «врагами». Он делает отчаянное усилие, чтобы освободиться, но безуспешно... Тогда, перекрывая оркестр и рёв толпы, он кричит:

— Пехота, сюда!.. На помощь!

...В центре зала несколько столиков занято французскими военными. Добродушно посмеиваясь, они наблюдают за потасовкой. И вдруг до них доносится голос Жана:

— Пехота! На помощь!

Услышав этот призыв, французские военные бросаются на помощь. Опрокидывая столики, расталкивая перепуганных посетителей, они молниеносно расчищают себе путь и врезаются в свалку.

В драке смешались штатские и военные американцы, метрдотели, тщетно пытающиеся разнять дерущихся, официанты, принимающие участие в потасовке, французы в штатском и пятеро наших друзей. Когда в этот рукопашный бой включаются французские военные, баталия достигает своего апогея.

Дерутся и на сцене и в зале, среди опрокинутых столов. Женщины жмутся к стенам. Одни из них испуганы; других потасовка лишь забавляет, и они весело подбадривают дерущихся. Валери и Симонна исчезли из зала.

...Перед лесенкой на сцену Марсель. Он защищает доступ к сцене, посылая во все стороны короткие, но меткие удары (боксёрские «хуки»).

...С азартом дерётся Жан. Заметив, что на краю сцены один из американцев балансирует руками, стараясь сохранить равновесие, он небрежно толкает его. Тот валится как сноп.

...Возле оркестра — плечом к плечу Филипп, Роже и Андре отражают атаку нападающих.

...Оркестр с остервенением играет буги-вуги. Несколько пар, рискнувших выйти на танцевальную площадку, яростно отплясывают модный танец.

...Из-за кулис за боем наблюдают Фред и Альбер.

 

Кулисы.

Через кордон развеселившихся гёрлс к Фреду пробирается привлечённый шумом Серж.

А л ь б е р (Сержу). Неплохо дебютирует твой подопечный!

С е р ж (с нескрываемой злобой). Ещё бы!.. Такой артист!.. За ним все охотятся!

А л ь б е р. И так ревностно, что кулаки в ход пускают!

Не спуская глаз с Роже, довольный Фред замечает:

— Что касается стихов... кажется, не получилось... Зато во всем другом — это крепкий паренёк!

А л ь б е р (с отчаянием). Громят всё подряд! Я говорил!.. Этим должно было кончиться!..

Выпустив густую струю дыма, Фред невозмутимо продолжает:

— У меня есть средства...

 

На балконе.

Укрывшись на балконе, Симонна с жадным интересом наблюдает за побоищем. Рядом с ней Валери.

В а л е р и (закурив сигарету). Вам не страшно?

С и м о н н а (не отрывая глаз от дерущихся). Страшно? Нет... Мне нравится...

В а л е р и. Что именно?

С и м о н н а. Когда мужчины дерутся...

Часть 2СодержаниеЧасть 4

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика