СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Их было пятеро» (сценарий). Часть 11.

(Перевод Л. Ю. Флоровской)

Ночной Париж.

Уходящая вдаль улица Пигаль со сверкающими в ночи бесчисленными вывесками кабаре и ресторанов.

 

Кабаре «Радость жизни».

Как и всегда, объявление оповещает, что «все места заняты», а множество жаждущих попасть на ночное представление толпятся у входа.

 

Подъезжает роскошная легковая машина. Из неё выходят трое элегантных мужчин в тёмных костюмах. Рассекая толпу, они пробираются к центральному входу в кабаре.

Когда все трое добираются до дверей, один из них, по виду самый «значительный», называет себя портье:

— Ламбре...

П о р т ь е (подобострастно). О! Я вас сразу же узнал, господин Ламбре. Ваш столик вас ждёт... Самый лучший... как и в прежние времена. (Приоткрывает дверцу в решётке.)

Л а м б р е. Благодарю, Феликс!

Даёт портье на чай и вместе со своими друзьями проходит в зал, откуда несётся печальная песенка Валери.

Раздаётся чей-то крикливый голос из толпы:

— Почему же это его впустили?

Отвечает уличный мальчик:

— Ты что, не видишь, что это министр?! Фигура!..

 

Зал кабаре.

...Перед микрофоном Валери. В сопровождении оркестра она исполняет песенку.

...На площадке для танцев освещённые мягким светом прожекторов, толкаясь, кружатся пары.

...Чуждая всему, что происходит вокруг неё, Валери для себя поёт свою грустную песню.

Через зал метрдотель провожает к столику Ламбре и его друзей.

Среди некоторой части публики появление Ламбре вызывает сенсацию. Посетители перешёптываются. Какой-то господин подходит к Ламбре и с энтузиазмом пожимает ему руку. Расплывшийся в улыбке Ламбре благодарит учтивым поклоном.

Сидевший в компании Роже и Марселя за одним из столиков Фред поднимается и направляется к столику Ламбре.

Ф р е д. Господин Ламбре!.. Очень рад вас видеть.

Л а м б р е (благодушно). Я тоже рад вас видеть, мой милый Фред.

Ф р е д. Я, разумеется, следил за вашим процессом в газетах.

Ламбре и его друзья усаживаются. Фред остаётся стоять.

Л а м б р е. Вы не знакомы?.. Фред, хозяин варьете, господин Фифремон, мой адвокат.

Ф р е д. Примите мои поздравления, мэтр.

Ф и ф р е м о н. Я защищал доброе дело.

Ф р е д. Надо быть мужественным, чтобы защищать такое дело.

И трудно понять, говорит это Фред серьёзно или с иронией.

Метрдотель приносит замороженное во льду шампанское и разливает его по бокалам.

Л а м б р е. С момента изгнания гитлеровцев господин Фифремон направляет все свои усилия, чтобы воздать должное таким патриотам, как я.

Ф р е д (с притворной наивностью). Это замечательно с его стороны!

Ф и ф ре м о н. Я поступаю так, как требует моя совесть.

Ф р е д (Ламбре). А как поживает ваш сын?

Л а м б р е. Как?.. Вы разве не знаете?

Ф р е д. Нет.

Л а м б р е. Он пал смертью храбрых... там... в Индокитае.

Ф р е д. О!.. Господин Ламбре...

Л а м б р е. Нет, нет, милый Фред... Не надо соболезнований. Андре погиб славной смертью... Я стараюсь быть достойным его... Доказательством этому — моё присутствие здесь... Никакого траура! Я держусь стоически... Старый Гораций, Фред... Да, да, старый Гораций.

Ф р е д (тем же наивно-притворным тоном). Это замечательно с вашей стороны!

Л а м б р е. Я знаю, что его боевые друзья одобрили бы моё поведение.

Ф р е д. Здесь сегодня как раз два его боевых товарища.

Л а м б р е. Здесь? Сейчас? Я хочу пригласить их к нашему столику. Позовите их...

Ф р е д. Я не уверен, согласятся ли они...

Л а м б р е. Скажите им, что их приглашает господин Ламбре.

Ф р е д (флегматично). Хорошо.

Идёт к столику, за которым сидят Роже и Марсель.

 

Сцена.

Закончив свою песенку, Валери под аплодисменты уходит за кулисы.

Оркестр в стремительном темпе начинает наигрывать буги-вуги. Танцующие переходят с вальса на буги.

 

Столик Фреда.

Отстранив рукой Фреда, который пытается его удержать, Роже встаёт и направляется к столику Ламбре. Последний, увидев Роже, наполняет шампанским бокал и протягивает его юноше.

Л а м б р е. Дитя моё... Я узнал от Фреда... Доставьте мне удовольствие чокнуться с вами.

Роже берёт бокал. Несколько мгновений смотрит на вино, потом плюёт в него и выплёскивает содержимое бокала в лицо Ламбре.

«Их было пятеро»

Р о ж е. За здоровье вашего сына, господин Ламбре...

Задыхаясь от гнева, Ламбре вытирает лицо салфеткой. Его друзья вскакивают, громко выражают своё возмущение. Кругом поднимается гвалт. Все вскакивают с мест. Но Фред и Марсель спешат погасить разразившийся скандал.

М а р с е л ь. Брось! Не стоит мараться... — говорит он Роже, уводя его из зала.

Ф р е д (Ламбре). Я в отчаянии... Но я предупреждал вас...

Л а м б р е (уже оправившись). Вы были правы, мой милый Фред... Но я никак не могу поверить, что люди злы... В этом моя ошибка.

Кабинет Фреда.

На диване в глубокой задумчивости сидит Роже. На валике пристроилась Валери. У бара — Марсель.

Задрав ноги на письменный стол, Серж развалился в кресле Фреда. Позади него Фабьенна достаёт из стенного шкафчика пузырёк с лаком для ногтей.

С е р ж. Да, ничего не скажешь, у нашего молодого друга довольно живая жестикуляция.

Фабьенна (иронически). И ты это испробовал на собственном опыте.

Усевшись за стойкой, Фабьенна начинает покрывать себе лаком ногти...

В а л е р и. Я — за такую жестикуляцию... Во всяком случае, до тех пор, пока рядом находятся подлецы...

С е р ж (играя пресс-папье). О! Ты знаешь, каждый из нас подлец по отношению к кому-нибудь. Возьмём, к примеру, Роже и Жана... Что ты на это скажешь?

Сжав губы Валери некоторое время молчит. Потом встаёт подходит к Сержу. Наступая на него, требовательно спрашивает:

— Ты, кажется, хорошо осведомлён? Говори!

С е р ж (невинным тоном). Слухи ходят...

Помахивая кистями рук, чтоб поскорее высохли ногти, Фабьенна говорит Валери:

— Ты ещё не знаешь, какой он злопамятный.

Но вырвать у Сержа признание Валери не удаётся. В комнату кто-то входит. Серж поспешно снимает со стола ноги. Это Фред. Он направляется прямо к Роже.

Ф р е д. Я бы должен был метать молнии...

Подняв на него глаза, Роже спокойно замечает:

— Это ничего не изменило бы, господин Фред.

Ф р е д. Это могло бы изменить наши отношения...

Р о ж е (вставая). Может быть...

Ф р е д. Садись... Я Ламбре предупреждал... Сам захотел... Вот и получил. (Направляясь к письменному столу.) А теперь займёмся серьёзными вещами. (Обращаясь к женщинам.) Фабьенна... Валери...

Обе актрисы тут же встают и направляются к двери. По дороге Фабьенна обращается к Валери:

— Оказывается, я вещь не серьёзная, хоть он и заколачивает на мне деньги.

В а л е р и. Для них «серьёзные» вещи — это вещи грязные!..

В то время как Валери и Фабьенна направляются к двери, Фред, позвякивая связкой ключей, открывает несгораемый шкаф. Достав оттуда пачку банковских билетов, он кладёт её в небольшой сафьяновый портфель. Затем садится за письменный стол.

Ф р е д. Пенициллин... сегодня вечером.

С е р ж. А я думал...

Ф р е д. Я не обязан всё тебе говорить... (Протягивая портфель Роже.) Будьте осторожны... В Милитэри полис1 уже кое-что пронюхали. Они, не задумываясь, пускают в ход автоматы... Всё, конечно, предусмотрено... Но как знать...

1 Американская военная полиция при американских войсках во Франции. (Прим. пер.)

Встаёт и направляется к небольшой двери, которая чуть виднеется за стойкой. Все идут за ним.

Ф р е д. Чтобы было алиби... Из кабинета вы не выходили. (Толкает дверцу.) В путь, быстро... Я жду вас здесь.

Трое мужчин исчезают в тёмном коридорчике. Из зала уже не слышно музыки.

Часть 10СодержаниеЧасть 12

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика