СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Четыреста ударов» (сценарий).

Часть 19.

Исправительный дом.

Вместе с группой других мальчиков Антуана проводят во двор исправительного дома. Он держится немного особняком.

Какой-то высокий мальчик кричит:

— Эй, смотрите, новенькие приехали!

Толпа ребят окружает новичков. Градом сыплются вопросы.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. За что тебя закатали?

В т о р о й  м а л ь ч и к. А тебя?

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Дал маху в одном деле...

В т о р о й  м а л ь ч и к. Ну, а я... завяз там в одной истории!

Т р е т и й  м а л ь ч и к. Подумаешь! Тайны какие-то... А мне нечего скрывать — воровал колеса от автомобилей...

В т о р о й  м а л ь ч и к. Один?

Т р е т и й  м а л ь ч и к. Нет, со старшим братом. Он рецидивист. Год уже отсидел. У него адвокат и всё прочее.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Подумаешь... адвоката всем дают.

Т р е т и й  м а л ь ч и к. Фига два! А у него — свой. Он каждый раз, как влипнет, звонит адвокату. Он его клиент... А ты за что попал?

В т о р о й  м а л ь ч и к. За бродяжничество.

П е р в ы й  м а л ь ч и к (презрительно). Только-то?

В т о р о й  м а л ь ч и к. Да оно особое.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Вот, братцы, насмешил!

В т о р о й  м а л ь ч и к. Заткнись, понял?.. Гак пришлось...

Грозный вид Второго мальчика заставляет Первого значительно сбавить тон.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Ладно, ладно... я пошутил!

Т р е т и й  м а л ь ч и к (Антуану). А ты за что?

А н т у а н (как можно более лихо). Я увёл пишущую машинку.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Ну и балда!.. У всех машинок номера. Наперёд было ясно, что ты завалишься.

К разговаривающим подходит ещё один парнишка с характерной для исправительного дома внешностью.

В н о в ь  п р и б ы в ш и й. А у моего отца несколько судимостей.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. А у тебя никто не спрашивает...

 

Г о л о с  з а  к а д р о м. Судя по письмам Антуана, у исправительного дома было много общего со школой... с казармой... и с летним лагерем.

Быстрая смена кадров:

 

...Занятия в классе. На доске написано: «Разница между президентом и монархом»...

...По свистку ребята строятся...

...Воспитатель проводит беседу. Вокруг него сидят мальчики.

 

К группе мальчиков подходит воспитатель.

В о с п и т а т е л ь. Люано, через пять минут пойдёшь к педологу.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Ты знаешь, куда идти?

Т р е т и й  м а л ь ч и к. Мы тебя проводим.

Все окружают Антуана. Дают советы, указания. Учат, как надо держать себя, что говорить.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Если она уронит карандаш — подними, но не смотри на её ноги. А то запишут в дело.

В т о р о й  м а л ь ч и к. А я своё дело знаю наизусть. Как-то ночью я всё его переписал!

Т р е т и й  м а л ь ч и к. Если она тебя спросит, любишь ли давить насекомых, смотри, не говори, что любишь.

В т о р о й  м а л ь ч и к. У меня написано, что я неустойчивый психомоторный тип с порочными наклонностями.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Брешешь... Развратных отправляют в Шеврефёй.

В т о р о й  м а л ь ч и к. Потом она покажет тебе три картинки: на первой — переезд на другую квартиру, на второй — нищета, на третьей — человек в тюрьме.

А н т у а н. Да ну вас!.. Отстаньте вы от меня.

Отходит от ребят.

В т о р о й  м а л ь ч и к. Он тронутый, этот тип. (Антуану.) Имей в виду, если будешь плохо отвечать, как раз угодишь в сумасшедший дом.

П е р в ы й  м а л ь ч и к. А там тебя загонят за 38-ю параллель... вот тогда узнаешь!

 

День. Кабинет педолога.

Педолог — молодая и довольно привлекательная женщина в очках. Она всё время курит, зажигая одну сигарету за другой. Увидя входящего Антуана, приветливо говорит:

— Входи, входи, не бойся... А главное — не думай, что ты на экзамене. Здесь нет ничего похожего. Мне просто хочется с тобой познакомиться... Тебя зовут Антуан Люано, тебе тринадцать с половиной лет, да? (Никакого ответа.) Отвечай, по крайней мере, да или нет.

А н т у а н (еле слышно). Да.

П е д о л о г. Начнём с картинок... Скажи, что здесь нарисовано? Смотри хорошенько, спокойно.

В кадре картинка — старик, одетый в стиле 900-х годов, везёт тележку.

А н т у а н. Не знаю.

П е д о л о г. У тебя хорошее зрение?

А н т у а н. Да.

П е д о л о г. Очень хорошо... А на этой?

Показывает картинку — благородный отец семейства с дочерью чинно сидят на скамейке в саду.

А н т у а н. Я не знаю.

П е д о л о г. Да нет же, ты знаешь... Или ты хочешь здесь просидеть целый день?..

А н т у а н. Опять нищета.

П е д о л о г. И только?

А н т у а н. Да.

П е д о л о г. Ну, хорошо... А кто на этой картинке?

Показывает Антуану изображение заключённого.

А н т у а н (после долгого раздумья). Преступник.

 

Немного позже. Та же комната. Те же лица. Очень быстро Антуан считает:

— Один, пять, три, ноль, девять, четыре.

П е д о л о г. Восемь, семь, три, пять, ноль, шесть.

А н т у а н (повторяет). Восемь, семь, три, пять, ноль, шесть.

П е д о л о г. Семь, три, ноль, шесть, два, девять, девять.

А н т у а н. Семь, три, ноль, шесть, два, девять, девять.

П е д о л о г. Прекрасно. Теперь тебе надо будет повторить фразу.

Слушай внимательно. (Читает.) «Метро дешевле, чем омнибус... — прости, — автобус». Повторяю: «Метро дешевле, чем автобус. Билет стоит всего (на листке написано два су, педолог мысленно исправляет) двадцать франков. Забавно видеть в Париже за рулём женщин шофёров такси».

На губах Антуана появляется едва заметная насмешливая улыбка. Педолог заметила эту улыбку, но по-прежнему спокойно говорит:

— Повтори.

А н т у а н. Метро дешевле, чем омнибус...

 

Теперь Антуан рисует. Педолог внимательно следит за ним. Антуан протягивает ей рисунок.

В кадре — рисунок Антуана. Можно предположить, что это он сам, его мать и отец.

П е д о л о г. Спасибо... А теперь я прочту тебе несколько рассказов. После каждого ты должен будешь ответить на мой вопрос... Ты меня слушаешь?

А н т у а н (рассеянно) Да.

П е д о л о г. «Три птички — папа, мама и их маленький птенец — спят в гнезде на ветке».

Воображение Антуана всё это рисует в виде мультипликации. Педолог продолжает:

— «Но вот поднимается сильный ветер. Он раскачивает дерево, и гнездо падает на землю. Все три птички сразу просыпаются. Папа быстро взлетает на сосну, мама — на другую...» А что делает птенчик? Он уже немножко умеет летать!

А н т у а н. Он использует этот момент, чтобы сбежать к приятелю.

П е д о л о г. Хорошо... Другой рассказ... (Роется в своих бумагах.) «Мальчик приходит из школы. Мама говорит ему: не садись пока за уроки, я должна сообщить тебе новость». Что мама скажет мальчику?

А н т у а н. Иди в магазин.

 

У гадалки сидит Жильберта. Гадалка «изучает» её руку.

Г а д а л к а. ...Вы нервничаете... А вы успокойтесь, сосредоточьтесь... Вам нужно изменить образ жизни... Да, да, конечно, вас мучает чувство неудовлетворённости... Но подходящий ли сейчас момент для перемен?

М а д а м  Л ю а н о. Я как раз затем и пришла, чтобы это узнать.

Г а д а л к а. Я вижу благоприятную перемену. Это точно.

М а д а м  Л ю а н о (счастлива). Правда?

Г а д а л к а. Но не сразу... О, нет... Надо уметь ждать. Пока ещё я вижу затруднения... Вижу где-то даже решётку... А за решёткой кого-то близкого вам.

М а д а м  Л ю а н о. Это мой сын.

Г а д а л к а. Но это не страшно. И если вы всё предоставите судьбе, для него всё кончится благополучно.

М а д а м  Л ю а н о. А про того человека... Что, вы думаете?... Как я должна поступить?..

Словно бы раздумывая, одновременно и утверждая и спрашивая, гадалка говорит:

— Материально это не так уж плохо...

М а д а м  Л ю а н о. Да... пожалуй, так оно и есть... Это не то, что мой муж.

Г а д а л к а. Конечно, материальная сторона это существенно... Только... действительно ли он дорожит вами?

М а д а м  Л ю а н о. Если б я это знала!

Г а д а л к а. Мне кажется, он циник.

М а д а м  Л ю а н о. Правда?

Г а д а л к а. Этому человеку хочется лишь приятно провести время... а сердца у него нет.

М а д а м  Л ю а н о. Значит, вы думаете... что... мой муж...

Г а д а л к а. Оставайтесь пока с ним... пока... с тем, с другим, не станет всё ясно... Тогда снова придёте ко мне...

 

В кабинете педолог всё ещё беседует с Антуаном.

П е д о л о г. А почему ты отнёс обратно машинку?

А н т у а н. Я не мог её продать... и не знал, что с ней делать... я испугался. Не знаю почему. Просто так...

П е д о л о г. Скажи, ты, кажется, украл у своей бабушки десять тысяч франков?

А н т у а н. Она меня позвала к себе... у неё был день рождения... Ну и вот, она старенькая... ест мало... всё равно деньги ей все не истратить. Она скоро умрёт... они останутся... Я знал, где она их прячет... ну и стащил... я думал, что она не заметит. Она и не заметила... в тот же день подарила мне хорошую книжку... А это мать... у неё привычка шарить по моим карманам. Я положил брюки на постель вечером... а она, конечно, когда вернулась, деньги и вытащила. На другое утро их не было в кармане... А потом всё заводила со мной разговоры, ну и заставила сознаться, что я украл их у бабушки. Тогда она отняла у меня бабушкину книгу. А когда потом я попросил её только почитать, оказывается, она её продала!

П е д о л о г. Родители говорят, что ты всегда лжёшь.

А н т у а н. Конечно, вру, но не всегда. А когда я им говорил правду, они всё равно не верили. Тогда я решил, что уже лучше всегда врать.

П е д о л о г. Почему ты не любишь свою мать?

А н т у а н. Сначала я жил у кормилицы... потом у них не стало денег, они меня отдали бабушке... а бабушка была старенькая и вообще... она больше не могла держать меня у себя... тогда я стал жить у родителей... мне было уже восемь лет... ну нот... и я сразу увидел, что она меня не очень-то любит... замечания мне делает просто так, из-за разных пустяков... И ещё... когда они с отцом ссорились, я раз услыхал... что я родился, когда мать... вообще... когда я родился, у неё не было мужа... А когда они с бабушкой один раз поругались... я ещё узнал, что она... хотела аборт сделать... и я родился только из-за бабушки.

П е д о л о г. А что ты думаешь об отце?

А н т у а н. Ну... отец-то... он ничего... только он трус... он же знает, что мать его обманывает,., но боится сцен... и молчит... дескать, пускай будет как есть.

П е д о л о г. Ты уже спал с женщиной?

А н т у а н. Нет! Ни разу... но я знаю ребят, которые... они ходили... и мне сказали, что если до зарезу охота — иди на улицу Сен-Дени... Я пошёл один раз... и спросил там у девушки... а она как давай на меня ругаться! Ну, я струсил и убежал... Я приходил ещё несколько раз, но только не входил... а стоял на улице... Один раз меня заметил какой-то парень... Он спросил: «Чего ты здесь околачиваешься?» Это был марокканец. Ну, я ему объяснил... а он мне говорит... он уже, наверное, знал таких девушек... потому что говорит: «Я знаю тут одну, молоденькую, она...» — ну, знаете, такая, которая с мальчиками и всё такое... он повёл меня в гостиницу, где она жила... да только её не было дома... мы ждали-ждали... и час, и два... она всё не шла и не шла... Ну я и смылся!

 

А н т у а н выходит из кабинета педолога. Его тут же окружают ребята. С интересом спрашивают:

П е р в ы й  м а л ь ч и к. Ну что, заставляла она тебя рисовать дерево?

В т о р о й  м а л ь ч и к. Видел её ножки?

Т р е т и й  м а л ь ч и к. Угощала сигаретой?..

Часть 18СодержаниеЧасть 20

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика