СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Свобода, равенство и братство» (сценарий).

(Перевод Л. Ю. Флоровской)

Часть 10.

Тюремная мастерская.

Большая комната. На окнах, выходящих во двор, — решётки. В центре комнаты огромный стол. Вокруг него, на табуретах, сидят человек двадцать заключённых. За ними присматривает надзиратель Альфред. Заключённые мастерят бумажные гирлянды и фонарики. Двое из них готовят гирлянды для развешивания: один, вынимая гирлянду из корзины, расправляет её, другой накручивает на длинную палку.

А л ь ф р е д. Осторожнее, не помните...

С и м о н э. Я осторожно.

А л ь ф р е д. Это, по-твоему, осторожно! А раз я говорю осторожно, значит, надо ещё осторожнее!

На некоторое время в комнате воцаряется молчание. Прерывает его Альфред.

— Дюмэн!

Д ю м э н. Да, начальник?..

А л ь ф р е д. Когда я с тобой разговариваю, ты должен встать.

Дюмэн встаёт.

А л ь ф р е д. Собери готовые фонарики. (К остальным.) Внимание! Кто закончил делать один, пусть сразу же начинает следующий...

Обходя стол, Дюмэн собирает готовые фонарики. Проходя мимо окна, останавливается, смотрит во двор.

А л ь ф р е д. Дюмэн! Какое тебе дело, что делается во дворе?

Д ю м э н. Туда приехала «скорая помощь».

А л ь ф р е д. Ну и что?

Заключённые подняли головы, прислушиваются к разговору Альфреда с Дюмэном.

А л ь ф р е д. Это за Титишем... Забирают в больницу. Там его будут насильно кормить... Сам этого добивался... Дюмэн, ступай на своё место!

Д ю м э н (глядя в окно). Выносят Титиша на носилках!

При этих словах все заключённые вскакивают с мест, и, разделившись на две группы, не обращая больше внимания на крики Альфреда, бегут к окнам.

А л ь ф р е д. По местам!.. Предупреждаю, чёртовы дети: кто сейчас не сядет на место!..

 

Тюремный двор.

Два санитара несут к машине «скорой помощи» носилки с Титишем. Их сопровождают два надзирателя и начальник тюрьмы.

Прильнув к окнам, заключённые жадно наблюдают за происходящим. Вдруг вцепившийся в оконную решётку заключённый Робер кричит:

— Сволочи!.. Палачи!..

Это послужило сигналом. За Робером вступают другие.

И с с е р. Негодяи!

Б е р т р а н. Гады!

К л е м а н. Убийцы!

Несётся шквал криков и ругательств... Облепив решётки окон, заключённые орут все разом:

— Убийцы!.. Негодяи!.. Убийцы!..

 

...Подстёгиваемый потоком ругательств, который несётся из окон, начальник тюрьмы торопит санитаров.

— Скорее!.. Быстрее!.. Видите, как они возбуждены...

На прощанье Титиш успевает махнуть рукой. В ответ из окон раздаются ещё более неистовые крики.

К л е м а н. Держись, Титиш!

Б е р т р а н. Мы им покажем!

Г о л о с а. Гады! Негодяи! Убийцы!

 

В тюремной мастерской. Альфред тщетно пытается призвать заключённых к порядку.

А л ь ф р е д. По местам, чёртово племя! Кто здесь начальник, наконец?!

Схватив за шиворот одного из заключённых, он пытается оттащить его от окна. Это Бургуэн.

Б у р г у э н (с яростью). Нельзя в окно, что ли, посмотреть?

А л ь ф р е д. Отправляйся на место! Иначе... предупреждаю!..

Б у р г у э н. «Предупреждаю», «предупреждаю»... Я тоже предупреждаю: заткни хайло!

А л ь ф р е д. Что?.. Что ты сказал? А ну, повтори!

Б у р г у э н. Оглох, что-ли? Я сказал...

Вдруг Бургуэн замолкает... В дверях, скрестив руки, стоит Леон.

Л е о н. Ну, что ж, повтори, что ты сказал!..

Уже совсем было собравшись повторить, в последнюю минуту Бургуэн сдерживается. Заключённые молча отходят от окон.

Л е о н. Спектакль окончен?

С и м о н э (последним отошёл от окна). «Скорая помощь» уехала!

Л е о н. Итак, джентльмены, не угодно ли вам снова занять свои места?..

С хмурыми, злыми лицами все возвращаются на свои места.

Л е о н. Благодарю вас. (Идёт вокруг стола.) А теперь — чтобы вы помнили, кто такой Леон, — вы сделаете сегодня двести фонариков сверх нормы! Итак... Взять клей!.. По моей команде, начали! Раз!..

Все, как один, заключённые скрещивают руки.

Л е о н. Насколько я понимаю, отказ работать? Отлично!.. Будете лишены передач и свиданий. А сейчас немедленно по камерам, джентльмены! А я пишу рапорт... Вст-а-ать!

На этот раз заключённые повинуются.

Л е о н. По два, стройся!

Строятся. Леон открывает дверь мастерской и снова командует:

— Ш-а-агом марш!

Колонна заключённых движется к двери.

 

Тюремный коридор.

Надзиратель Феликс и двое дежурных из числа заключённых толкают тележку с супом.

Увидев начальника тюрьмы, они останавливаются. Начальник тюрьмы берёт разливательную ложку, пробует суп.

Н а ч а л ь н и к  т ю р ь м ы. Опять фасоль?

Ф е л и к с. Как всегда, фасоль!

Н а ч а л ь н и к  т ю р ь м ы. Невкусно!

Ф е л и к с. Они тоже так считают.

Н а ч а л ь н и к  т ю р ь м ы. Раздавайте поскорее, чтобы хоть горячий был.

Тележку увозят. Навстречу начальнику идёт Леон.

Л е о н. Господин начальник, в мастерской заключённые отказались работать.

Н а ч а л ь н и к  т ю р ь м ы. Ну, в работе с них спрос невелик...

Л е о н. Но они к тому же буянили... ругались!..

Н а ч а л ь н и к  т ю р ь м ы. Они возбуждены из-за Титиша.

Л е о н. Лучшее средство против возбуждения — душ! Но так как у нас больше нет душей, я предлагаю...

Н а ч а л ь н и к  т ю р ь м ы. Не горячитесь! И постарайтесь понять, что Титиш не так уж неправ... К тому же его адвокат поднял страшный шум, вмешались газеты. Голодовка заключённых всегда поражает воображение толпы... Никаких крайних мер, Леон! Сейчас неподходящий момент.

 

Центральный коридор в тюрьме. Множество дверей с обеих сторон.

В коридор въезжает тележка с супом. Останавливается возле первой двери. Один из заключённых — дежурный, сопровождающий тележку, снимает крышку, другой берёт разливательную ложку. Надзиратель Феликс открывает окошко камеры, заглядывает в него. Видит...

...С презрительным, вызывающим видом стоит заключённый, прислонившись спиной к стене, засунув руки в карманы.

Ф е л и к с. Давай котелок!

Заключённый не отвечает, не двигается...

Ф е л и к с. Эй, ты что, есть не хочешь? Отвечай! Тебя спрашивают!

Заключённый по-прежнему молчит.

Феликс. О'кэй! Другим больше достанется!

Закрывает окошко. Говорит дежурным:

— Он отказывается.

Подходит к следующей камере, открывает окошко.

...В этой камере двое заключённых. Один сидит на табурете, другой лежит на койке, повернувшись лицом к стене.

Ф е л и к с. Давайте котелки!

И здесь ответом служит молчание.

Выдержав паузу, Феликс снова обращается, теперь уже непосредственно к сидящему на табурете.

— Отказываешься от еды?.. Ты что, язык проглотил?

Ответа нет.

Ф е л и к с. А с тем что? Заболел?

Всё то же молчание... Феликс захлопывает окошко. Набрасывается на дежурных:

— Это что, заговор?.. Вы, конечно, во всё посвящены...

Первый дежурный. Нет, мы ничего не знаем!

Ф е л и к с. Но, я вижу, вам что-то очень весело.

...Камера Бургуэна.

Бургуэн — тот самый заключённый, у которого была схватка с надзирателем Альфредом — стоит у двери с котелком в руках. И как только в двери открывается окошко, он изо всей силы швыряет котелок в Феликса. Тот еле успевает увернуться. Поспешно захлопывает окошко. Дежурные уже откровенно ухмыляются.

Ф е л и к с. Вам всё веселей и веселей, да?

В конце коридора показывается Леон. Феликс зовёт его:

— Начальник! Они отказываются от еды!

Л е о н. Обезьянничают с Титиша!.. Отлично!

Слышно, как в камерах хохочут заключённые. Леон выходит на сере дину коридора и громко, во весь голос, приказывает:

— Эй там, в камерах! Прекратите паясничать и послушайте-ка лучше меня! Голодовка — только в первый день весёлая штука! А потом ведь всё равно один за другим начнёте лопать свою похлёбку!.. (Обращаясь к дежурным.) А вы оба сейчас будете жрать этот суп здесь, не сходя с места, в моём присутствии.

Но дежурные и не думают выполнять его распоряжения.

Л е о н. Вы будете лопать, или я отправлю вас в карцер... Ну, как?

На лицах дежурных колебание... Вдруг один из них внезапным, резким ударом ноги толкает тележку.

Леон едва успевает отскочить в сторону.

Тележка несётся по коридору и, докатившись до лестничной площадки, со страшным грохотом опрокидывается на лестницу. Потоки супа заливают ступени.

Часть 9СодержаниеЧасть 11

Главная | Библиотека | Словарь | Фильмы | Поиск | Архив | Рекламан

ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика