СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Свобода, равенство и братство» (сценарий).

(Перевод Л. Ю. Флоровской)

Часть 22.

Жильцы пароходов торопливо грузят на ручные тележки мебель, узлы с одеждой, кухонную утварь... Многие несут вещи на себе.

Покидающие своё жилье переселенцы с набитыми всяким скарбом узлами, тележками и детскими колясками напоминают беженцев военного времени.

 

Двор дома, в котором живут Бувары.

Со двора уходят навьюченные, как мулы, люди... Несколько мужчин тащат за оглобли нагруженный доверху старинный фиакр. Женщины сзади подталкивают фиакр.

 

Из гостиницы «Путешественник», крадучись, выходит отец семейства, нагруженный чемоданами, и его жена с грудным ребёнком на руках. За ними спешит бабушка с корзинкой, две девочки с узелками и маленький мальчик с ночным горшком.

На подъезд выбегает хозяин гостиницы.

Х о з я и н (вдогонку семейству). Я засажу в тюрьму всех, кто уезжает отсюда, не заплатив!

Ему весело отвечает Альбер, только что подбежавший к гостинице.

А л ь б е р. Об этом можешь не заботиться, жмот! Они сами уже переезжают туда!..

Юноша входит в гостиницу. Навстречу ему по лестнице спускаются ещё несколько человек с вещами. Среди них Шарль — товарищ Альбера. Хозяин пытается преградить им дорогу.

Х о з я и н. Раз начался новый месяц, вы должны мне заплатить за него!

Ш а р л ь. Сколько раз ты нам повторял: «Кто недоволен, может убираться». Вот мы и убираемся. (Отстраняет хозяина.) Не забудь письма переслать по новому адресу!

 

Коридор на третьем этаже в гостинице «Путешественник». Дверь в комнату Альбера и Роже. К двери подходит Альбер. Секунду стоит в нерешительности, потом тихонько стучит.

А л ь б е р. Роже!.. Это я... Сногсшибательная новость!

Г о л о с  Р о ж е. Входи!

Альбер толкает дверь. Входит.

 

На кровати, привалившись спиной к подушке, сидит и курит Роже. В комнате он один.

А л ь б е р. Я тебе не помешаю?

Р о ж е. Я не спал... Я думал...

А л ь б е р. Разве она уже ушла?

Р о ж е. Лучше бы вчера я уступил вам нашу конуру...

А л ь б е р. И мы упустили бы наше счастье!

Поставив на стул чемодан, Альбер начинает складывать в него свои вещи. Продолжает:

— Мы нашли комнату! Постоянную! Настоящую комнату!.. Я пришёл за вещами, перебираюсь туда.

Р о ж е. Нашли комнату?.. Где?..

А л ь б е р. В тюрьме!

Р о ж е. В тюрьме? Ты что, смеёшься?

А л ь б е р. И не думаю!.. А чем тебе тюрьма не дом? Настоящие стены! Настоящая крыша!

Заворачивает в отдельный узелок грязное бельё и запихивает его в угол чемодана.

А л ь б е р. А почему так рано ушла Катрин?

Р о ж е. Да потому, что она сказала слово, которого я не выношу!

А л ь б е р. Какое же?

Р о ж е. Одно отвратительное слово!..

А л ь б е р (собирая свои вещи). Ты, наверное, слишком быстро перешёл к интимностям, и она обозвала тебя нахалом?

Р о ж е (задумчиво). Нет... Она сказала «женитьба». А это слово почему-то всегда приводит меня в ярость!

 

У здания тюрьмы сейчас оживлённо. Набитые скарбом бедняков тележки, тачки, детские коляски, фиакр, люди, навьюченные узлами, чемоданами и картонками, широким потоком вливаются в настежь открытые ворота тюрьмы.

Идут все спокойно, без криков, без суеты. Это — не нищие и не бродяги. Это — трудовой народ. Одеты все очень скромно, но вполне прилично. В этом потоке едут на своих велосипедах и Роже с Альбером. У каждого на багажнике по чемодану. У Роже, помимо этого, через плечо висит брезентовая сумка с инструментами.

 

Не менее оживлённо и в центральном коридоре тюрьмы. Здесь снуют взад и вперёд люди. Они перетаскивают из одной камеры в другую какие-то предметы домашнего обихода, кухонную утварь, стулья.

Ведя за руль велосипеды, медленно продвигаются по коридору Роже с Альбером. Перед одной из камер они останавливаются.

А л ь б е р. Это наша... Запомни — тридцать вторая (заглядывает в смотровой глазок) — Франсуаза одевается... Ты иди, ищи себе комнату, а потом возвращайся сюда и скажи, какой номер.

Дальше Роже один продолжает путь по коридору. Через открытые двери он видит, как люди устраиваются в своих новых жилищах.

В одной из камер красят стены...

В другой уже поставлена газовая плита и сейчас к ней прилаживают баллон...

А здесь муж, забравшись на табуретку, вешает с помощью жены абажур...

Там негритянка раздаёт ломтики хлеба своим детишкам, которые уже уселись вокруг стола...

Наконец Роже видит закрытую дверь. В надежде, что камера ещё свободна, он останавливается. Приоткрывает дверь. Раздаётся звонкий собачий лай. Это Мушка стережёт комнату, занятую её хозяином. И тотчас же из соседней двери выглядывает сам Нобле.

Н о б л е. Я очень сожалею, но здесь уже занято!

Р о ж е. Извините, пожалуйста!

Идёт дальше... Ещё одна закрытая дверь. Он тихонько стучит. Никто не отвечает. Роже открывает окошечко.

В камере Паскаль разбирает свою картонку. Оглянувшись, предупреждает Роже:

— Т-с-с! Он уснул...

Свернувшись клубочком на кровати, крепко спит Патрик. Паскаль, подойдя к окошечку, говорит вполголоса:

— Мы ходили с ним всю ночь по улицам... Ничего не могли найти... И вот...

Р о ж е (также вполголоса). Не знаете, есть ещё свободные комнаты?

П а с к а л ь. Это — комната моего брата, направо моя, а слева, по-моему, ещё не занято...

Секунду-другую Роже молча смотрит на Паскаль.

Р о ж е. Скажите, вы не та девушка, которая вышла замуж за...

П а с к а л ь. Да, это я.

Р о ж е. Я читал про вас в газетах... и видел вашу фотографию. Низко кланяюсь вам.

Оба взволнованы. Некоторое время молчат.

П а с к а л ь (поборов волнение). Если нужна комната, торопитесь.

Хочет закрыть окошечко но Роже делает это раньше... Он входит в соседнюю камеру. Она действительно свободна. Роже ставит свой велосипед, а на кровать бросает сумку с инструментами.

Часть 21СодержаниеЧасть 23

Главная | Библиотека | Словарь | Фильмы | Поиск | Архив | Рекламан

ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика