СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Свобода, равенство и братство» (сценарий).

(Перевод Л. Ю. Флоровской)

Часть 24.

Здание тюрьмы.

Полицейский комиссар, Леон и четыре полицейских останавливаются перед входом в тюрьму. Полицейский комиссар стучит кулаком в дверь.

— Во имя закона откройте!

 

...По другую сторону двери затаились Боше и прибежавшие к нему на подмогу жильцы. Боше, взявший на себя роль вожака, жестом успокаивает окружающих его людей и открывает окошечко.

Б о ш е. А вы по какому поводу к нам пожаловали, господин комиссар?

Полицейский комиссар. Тюрьма — общественное здание. Я приказываю вам немедленно освободить её!

Б о ш е. Как только вы сможете предложить нам жилье получше, мы немедленно покинем тюрьму.

Захлопывает окошечко перед носом комиссара. Вокруг уже собралась целая толпа. Выражение радости сменилось на лицах людей гневным, суровым выражением, какое бывает у рабочих в дни забастовки.

Б о ш е. Ишь, чего захотели!

Р о з ь е. А снова они не вернутся?

Б о ш е. Вернутся... Обязательно вернутся.

Ф а л л о. Что же будет?

Б о ш е. Мы встретим их должным образом!

Кивает на парней, которые с решительным видом воздвигают перед дверью баррикаду.

К двери с трудом пробирается профессор Нобле. В руках у него Мушка.

Н о б л е (вежливо). Простите... Извините... Позвольте пройти...

У самой двери его останавливает Боше.

Н о б л е. Мне необходимо выйти. У меня срочное дело.

Б о ш е. Двери открывать нельзя... За углом прячутся полицейские.

Н о б л е (полный оптимизма). Они не посмеют пойти против трудящихся!

Ф а л л о (с явным намёком на свой собственный опыт). Вы ни разу не пробовали резиновой дубинки?

Р о з ь е (в том же тоне). И что такое слезоточивая бомба, тоже не знаете?

Б о ш е (обращаясь к Нобле). И потом... Если произойдёт стычка, будет нужен каждый человек.

Н о б л е. Господа! Раз дело обстоит так, я остаюсь с вами!

Ожил и тюремный двор. Им завладели дети новых обитателей. Несколько мальчиков лет десяти везут через двор знакомую нам тележку с бачком для супа. Один из мальчиков — Публо — изображает надзирателя. Он где-то раздобыл свисток и форменную фуражку. Фуражка ему велика и всё время сползает на глаза.

С громкими, весёлыми криками за тележкой несётся детвора поменьше, голоса детей. Едет суп!

— Суп с бобами!

— Кто хочет супу?!

Объехав воронку от бомбы, тележка подкатывает к группе мальчиков, изображающих заключённых. Скорчив жалобные рожицы, те протягивают Публо котелки.

П у б л о. Стоп!.. Заключённые, в ряд стройся!.. Сегодня, негодяи и бездельники, вместо фасолевой похлёбки вам дадут куриный бульон!.. Республика вас угощает! Сегодня для всех праздник!

«З а к л ю ч ё н н ы е». Да здравствует Республика!

Публо приподнимает крышку бачка. Оттуда показывается маленькая негритянка с громадным бантом в волосах.

Дети весело, шумно приветствуют её.

Она задорно смеётся. Но вдруг мордочка у неё вытягивается... Очевидно, она увидела что-то неприятное.

Показывая пальцем в сторону воронки, кричит:

— Шпион!

Дети оборачиваются. Из зияющего провала на дне воронки появляется сначала чья-то голова, а потом туловище. Это старший тюремный надзиратель Леон. Его лицо и одежда облеплены грязью. Леон не один. Вслед за ним из пролома вылезает полицейский.

Г о л о с а  д е т е й. Два шпиона!..

Показываются ещё полицейские... Леон помогает выбраться из дыры второму и третьему полицейским...

Г о л о с а  д е т е й. Их много там!

Охваченные страхом, ребята бегут к зданию тюрьмы. Про маленькую негритянку все забыли. Она же никак не может вылезти из бачка. Плачет, зовёт на помощь.

Но её товарищи уже исчезли — ей ничего не остаётся, как снова спрятаться в бачок.

А тем временем полицейские и Леон выбрались из воронки.

Л е о н. Молодцы!.. Следуйте за мной!

Все четверо, с револьверами в руках, направляются к зданию тюрьмы. Проходя мимо брошенной тележки, Леон сокрушённо качает головой.

Л е о н. Казённое имущество пошло на игрушки!

Когда надзиратель и полицейские собираются войти в здание, маленькая негритянка, высунув из бачка голову, кричит что есть силы:

— Смерть шпионам!..

И тут же снова прячется.

Леон оборачивается, выставив перед собой револьвер...

Но во дворе никого нет...

В самом конце центрального коридора, который является главной артерией тюрьмы, под прямыми углами, направо и налево, отходят два небольших коридора.

Там-то, за каждым из поворотов, и притаились вооружённые молотками, железными прутьями, бутылками защитники тюрьмы. Среди них — Альбер и Роже.

Проникшие со двора через лестницу в центральный коридор Леон и полицейские не подозревают о засаде. Держа наготове оружие, они начинают осторожно продвигаться вперёд. Но едва успевают пройти два-три метра, как за их спиной с лязганьем опускается решётка и закрывает выход на лестницу.

Леон и полицейские оборачиваются, направляют револьверы, но два смельчака уже скрылись в камере.

Через секунду Роже и Альбер опускают решётку в другом конце коридора. Обернувшись, Леон стреляет, не целясь. Роже с Альбером скрываются в боковом коридоре.

Р о ж е. Тебя что, задело?

А л ь б е р. Нет!

Р о ж е. Но у тебя же кровь!

Показывает на правое ухо Альбера. Тот ощупывает ухо рукой. Удивлённо говорит, глядя на руку, измазанную кровью:

— А я ничего и не почувствовал!

С лестницы через решётку в коридор заглядывает Мастальдо. Обращается с насмешкой к Леону и полицейским:

— Попались, как крысы, в ловушку!

Часть 23СодержаниеЧасть 25

Главная | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив
Из истории французской рекламы

ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика