СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



Предисловие (вступление). Часть I / VII

(Блейман Михаил Юрьевич)

* * *

Перед нами шесть сценариев.

Они написаны разными авторами, с равным подходом к людям и событиям, с разным отношением к действительности и, наконец, с разной мерой мастерства и таланта.

Почтительные упоминания о картине, поставленной по одному из этих сценариев, можно найти в любой книге по истории кинематографии. Это «Под крышами Парижа».

Несоизмеримы масштабы дарований авторов «Обманщиков» и «Их было пятеро». Сценарии отличны друг от друга и по жанровым признакам. Здесь и мелодрама, и политический памфлет, и комедия, и хроникально-точное описание детской драмы.

В одном из сценариев жизненно драматические ситуации показаны незлобиво и легко. В другом — драматизирована и доведена до трагедийного звучания каждая мелочь.

Различно и литературное качество сценариев.

«Под крышами Парижа» — точное и тщательное описание уже поставленной картины.

«Четыреста ударов» и «Свобода, равенство и братство» — литературно-небрежная, деловая «запись» будущих фильмов. Авторы этих сценариев озабочены только тем, что им предстоит снимать, и совсем не интересуются впечатлением, которое их сценарии произведут на читателя.

Сценарий «Обманщики» более всего походит на сценарии, которые пишут советские кинодраматурги. В нём детализирована обстановка, точны ситуации, подробно описаны актёрские задачи, поведение персонажей. Но и здесь внимательно прослеженные чувства и мысли героев не всегда находят кинематографический эквивалент, пластические решения.

Таким образом, идейная неоднородность сценариев сочетается с их жанровой и стилистической пестротой. Как же написать об этих сценариях?

Собранные в одной книге, эти произведения почти неожиданно развивают одну и ту же тему, излагают один и тот же сюжет.

В сущности, все сценарии посвящены нравственной и бытовой трагедии современной Франции. С разной степенью убедительности и глубины об этой трагедии рассказывают и мелодрама «Их было пятеро», и грустная комедия «Мама, папа, служанка и я», и бытовая драма «Четыреста ударов», и политический памфлет «Свобода, равенство и братство».

Особняком стоит «Под крышами Парижа», и не только потому, что этот сценарий написан на тридцать лет раньше других. И содержание и стиль его как бы подчёркивают различие исторических эпох. В современной Франции, наверное, было бы просто невозможно написать подобный сценарий — слишком многое изменилось «под крышами Парижа» после второй мировой войны. Идиллическому восприятию жизни там больше нет места.

Однако нет ли здесь противоречия? Ведь уже было сказано, что авторы помещённых в этой книге сценариев отличаются друг от друга не только степенью таланта, не только стилистикой, но и представлениями о действительности. Как же могло случиться, что они не только пришли к одной теме, но и к относительно одинаковому её решению?

Дело в том, что образ эпохи в художественном произведении не всегда совпадает с устремлениями автора, этот образ создавшего. Бывает и так, что показанная им картина мира, неожиданно для него, приводит читателя к другим выводам, чем те, которые были заранее предположены.

Недаром Энгельс подчёркивал, что Бальзак, несмотря на свои реакционные, легитимистские пристрастия, был «доктором социальных наук», изображавшим политику, быт, нравы, историю и экономику буржуазной Франции точнее, правдивее и проницательнее, чем все современные ему экономисты и историки.

Ленин писал о «кричащих» противоречиях в творчестве Толстого и о том, что они «не случайность, а выражение тех противоречивых условий, в которые поставлена была русская жизнь последней трети XIX века»1.

Мы находим характеристику эпохи не только в её образном воплощении, но и в противоречиях мировоззрения изобразившего эту эпоху мастера. Так художественное произведение становится не только результатом размышлений о действительности, но и свидетельством современника.

Если писатель хоть сколько-нибудь чуток и честен, его произведение становится свидетельским показанием о современности.

Конечно, ни один из сценариев, напечатанных в сборнике, не может претендовать ни на полноту изображения действительности, ни на исчерпывающе верное суждение о ней. Читатель столкнётся при чтении их и с яростно жёсткой критикой нравов современной Франции, и с попытками обойти жизненные противоречия. Но тем не менее в каждом из этих произведений содержится частица большой правды о противоречиях, раздирающих современное французское общество.

Именно этим, как мне кажется, в первую очередь интересна и значительна предлагаемая книга. Именно это её качество и должно определить содержание предисловия к сборнику французских кинодраматургов.

В данном случае я сознательно отказываюсь от анализа индивидуальных особенностей работы Марселя Карне или Рене Клера, меня больше интересует картина жизни, чем способ её изображения тем или иным мастером.

Но это не значит, что читатель сборника не получит представления о характере современной французской кинодраматургии. Он узнает, какие проблемы волнуют её мастеров, поймёт и их идейные и стилевые тенденции.

И всё же главное не в профессиональных, не в эстетических особенностях помещённых в сборнике сценариев. Главное в том, что за произведениями французских кинодраматургов вырастает правда. И пусть авторы сценариев не всё понимают в картине жизни, которую они нам показывают, пусть они не всегда верно оценивают её, но они относятся к своему обществу и к своему времени серьёзно и ответственно, так, как подобает настоящим художникам.

1 В. И. Ленин, Сочинения, изд. 4, т. 15, стр. 183.

 СодержаниеЧасть II

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика