«Жерар Депардьё. Такие дела...» (2015)

(Автобиография)


Глава 10. Синее брюхо моря.

(Перевод Нины Хотинской, 2014)

Я впервые увидел море с болельщиками «Берришон», футбольного клуба Шатору. Я прослышал, что они едут играть против «Монако», и забрался в автобус с болельщиками. Люди наверняка заплатили за проезд туда и обратно, а я ничего не платил, просто сел в автобус, и всё. «Мы победим! Мы победим!» — орали они, и я орал вместе со всеми. Мы ехали всю ночь, и вдруг, открыв глаза утром, я увидел горы, красную землю Юга, сосны, кипарисы... и за поворотом — море! Синее брюхо моря. Необъятная круглая синева в чистом утреннем свете. Нереально, до чего это было красиво! Все парни в автобусе храпели, накачавшись вчера пивом, а я бегал от окна к окну, чтобы продолжать его видеть, море... Почему я решил, что мы произошли оттуда, что мы все оттуда родились? «Вот оно что, — говорил я себе, — вот оно что...» Я, конечно, спутал слова, ведь его звали матерью1, для меня, принимавшего роды у Лилетты... Не помню, как долго я в это верил, в это чудо, что мы все родились из моря, но я верил.

Меня окрылило это путешествие. На долгие месяцы окрылило. Вот, говорил я себе, когда-нибудь я туда вернусь, куплю дом, обязательно куплю и увезу всю мою семью в этот светящийся воздух, на эту красную, тёплую землю, под эти сосны...

И следующим летом я действительно вернулся, но на этот раз один. Автостопом до мыса Антиб. Тринадцать лет, ну и ладно, тело-то восемнадцатилетнего. Работал на пляже в Ла Гаруп, у Лулу. Вставать приходилось чуть свет, чтобы разровнять песок, прежде чем укладывать матрасы. Напарник мой, парень из Лиона, меня ненавидел. «Нехрен тебе здесь делать, ты ещё пацан, не имеешь права работать». — «Я работаю не меньше тебя, велика премудрость — песок ровнять, отвали!» Он так меня достал, этот урод, что однажды я замахнулся лопатой: «Заткнись, не то башку проломлю! Понял? И молчи в тряпочку, чтоб я тебя больше не слышал». Он увидел бешенство в моих глазах и заткнул пасть. С тех пор этот детина в три раза меня старше присмирел и сутулил спину — боялся меня.

Жил я в хибарке, куда на ночь убирали матрасы. В то лето я прожил лучшие дни моей юности, потому что со мной было море и я засыпал под убаюкивающий шум прибоя, а ещё потому, что я открывал для себя женщин. Им приносили еду прямо на пляж на маленьких табуретах. Они раздвигали ноги, чтобы поудобнее пристроить табурет, и я видел их киски во всей красе... Это было как сон.

1 По-французски слова la mer — море и la mère — мать звучат одинаково.

Ослеплённый такой красотойСодержаниеЭльдорадо

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика