«Жерар Депардьё. Такие дела...» (2015)

(Автобиография)


Глава 12. Броссары.

(Перевод Нины Хотинской, 2014)

Своеобразие моей жизни я смог оценить у Броссаров. Почему эта утончённая и образованная семья из Шатору открыла передо мной двери своего особняка? Потому что Броссары, хоть и буржуа, не такие, как все: родители — артисты, открытые, любопытные до всего, что происходит вокруг них, и абсолютно лишённые предрассудков.

Через одного из их сыновей, с которым познакомился уж не помню где, Эрве, будущего президента рекламного концерна DDB, я попал однажды в этот дом. Таких родителей я увидел впервые: влюблённые, любящие, уважительные друг к другу, оба дивной красоты и странным образом заинтересовавшиеся мальчишкой, которым был я. Я ничего от них не скрыл, ни о моих родителях, ни о моих торговых делишках... Другие выставили бы меня вон, а они вместо этого пригласили остаться на обед.

У них, стало быть, обедают всей семьёй, не орут друг на друга, как у нас, а разговаривают, доброжелательно друг друга слушают, а после обеда дети могут разойтись по своим комнатам или остаться поболтать в гостиной. Я открыл мир, о котором ничего не знал, и безмолвно влюбился в Кристину, сестру Эрве и Тьерри, сыновей Броссаров.

Я был глубоко тронут тем, как эти люди приняли меня в свой круг. Никогда, ни единым словом они меня не осуждали и никогда не забывали повторить, прощаясь: «Приходи, когда захочешь, Жерар, тебе здесь всегда рады».

Никто никогда не говорил со мной так тепло. Я не отвечаю, не благодарю, у меня нет слов, но есть уши, и через два дня я прихожу снова. И мать, красивая, как Лючия Бозе1, с которой я вскоре встречусь в «Натали Гранже», фильме Маргерит Дюрас, вскакивает: «А, Жерар! Заходи, садись с нами, сейчас поставлю тебе прибор».

Я уличный пёс, таким я сам себя вижу, и вот ведь какая штука, когда я захожу к ним и меня приглашают за стол, я чувствую себя красивее, как будто Броссары возвышают меня. Я и помыслить не мог, что такие красивые люди меня примут и, может быть, даже полюбят. Как когда-то зрелище моря, Броссары окрыляют меня.

Один раз, на каникулах, они взяли меня с собой в свой дом в Аркашоне, и это тоже было нереально. Как такое может быть? Как могут они думать, что я заслуживаю подобного отношения?

Если я не сбился окончательно с пути, этим я, наверно, обязан Броссарам и ещё кое-кому — людям, позволившим мне хотя бы мельком увидеть, что жизнь может быть другой.

1 Итальянская актриса, популярная в период неореализма в 1950-х годах.

ЭльдорадоСодержаниеМои руки скульптора

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика