А. Ботев (и Сладкая N). «Ах, эти прекрасные сиськи»




 

А. Ботев (и Сладкая N). Рецензия на фильм «Ах! Эти прекрасные вакханки» (1954).

Журнал "Экранка.ру". 11.03.2008.

Кадр из фильма «Ах! Эти прекрасные вакханки»

Мы привыкли видеть Луи де Фюнеса лысым плюгавым старикашкой; более того — лысым плюгавым полицейским старикашкой. Мы не представляли себе иного Луи де Фюнеса, подобно тому, как лысые плюгавые старикашки, сидевшие на нефти, не смотрели вперёд и не представляли себе чего-нибудь иного, и построили нефтепровод "Дружба", которым теперь пользуются вовсе не они, а совсем другие люди. Они думали, что так будет длиться вечно. Так же и мы думали, что так длилось вечно, не смотрели назад и думали, что Луи де Фюнес всегда был лысым плюгавым старикашкой.

А меж тем, как это ни удивительно, было время, когда де Фюнес был не старикашкой и не лысым, хотя все равно плюгавым, и играл полицейских. В 1954 г. он состоял в комик-труппе "Бранкиньоли", и это было выгоднее ему, а не комик-труппе. В рассматриваемом фильме основатели комик-труппы играли под своими именами: Бранкиньолей знали все, а кто знал таких плюгавых актёришек, как де Фюнес и Серро? Я так думаю, что де Фюнеса взяли в труппу за то, что он замечательно хорошо умел квохтать по-курячьи. Серро же сыграл вообще безымянного трубача.

В 1954 г. Бранкиньоли в полном составе сыграли в фильме "Ах, эти прекрасные вакханки". В переводе с французского название можно с таким же правом перевести как "Ах, эти замечательные усы". Фюнес, кстати, носил тогда усы. Усы! что это были за усы. Не у всякого таракана были такие усы. Эти усы были чудо как хороши. Не один щеголь, завидев такие усы, бежал в ближайшую цирюльню, и, запыхаясь, говорил парикмахеру:

— Усы!

— Что усы? — спрашивал услужливый парикмахер.

— Сбртюсы, бстр! — говорил щёголь в страшной спешке, забыв про гласные.

И цирюльник не обижался и не чинясь брил усы, потому что поблизости располагался кинотеатр, в котором крутили ленты с Фюнесом. Луи де Фюнес, Луи де Фюнес, один только Луи де Фюнес! Цирюльник, если на то пошло, сам был без усов. Зачем народ смешить, думал про себя цирюльник, и, как бы вторя ему, клиент шептал, вытирая вспотевший лоб и глядя на странно осиротевшее лицо: "Зачем народ смешить!"

Эти усы делали Фюнеса на редкость омерзительным (см. иллюстрацию внизу страницы). Прибавьте к этому, что Фюнес на протяжении всего фильма хлопочет лицом. Он играет омерзительного комиссара полиции нравов, который, увидев плакат варьете, воспроизведённый на постере к этому фильму, и прочтя словарную статью про слово "bacchantes", заподозрил, что ни о каких не усах речь идёт, а о развратных вакханках. Комиссар идёт в варьете, где как раз происходит репетиция. Собственно, весь фильм — это одна большая репетиция, состоящая из реприз Бранкиньолей, разбавленных номерами знаменитого парижского кабаре "Lido" и гэгами ну совершенно в стиле, я бы сказал, Бенни Хилла; хотя нет: Бенни Хилл все-таки уникум, в безвкусии с ним сравниться так-то с кондачка не просто.

От всего этого написать спойлер к фильму невозможно даже теоретически. Весь фильм состоит из номеров, это выступление кабаре, сюжет там сводится к каким-то эпизодам типа того, что жена водопроводчика ссорится с водопроводчиком, из клетки в какой-то момент сбегает пума, пугая собравшееся общество на манер тигров из "Полосатого рейса" или режиссёр падает со сцены. Гэги в стиле Бенни Хилла только мешают смотреть на представление. Отличная музыка, замечательная. Есть и всерьёз хорошие номера — например, тот, ближе к концу, в котором четыре монаха-звонаря танцуют с канатами от колоколов, запутываясь ими, распутываясь, подбрасывая друг друга сильными рывками и т.д. Есть ещё пара хороших реприз, пара по-настоящему смешных шуток, и сиськи.

Сиськи! Причём сколько сисек! Откровенно говоря, ни в одном другом фильме я не видал столько сисек. При этом сисек-то знатных: в парижские кабаре абы кого не берут. Резюмируя этот абзац: много отличных сисек! Тема раскрыта более чем.

Похоже, что "Les Branquignoles" и "Les Lido Bluebells" создали совместный проект с целью, как нынче говорят, пиара. Пиар, я полагаю, удался: получилось лёгкое, приятное кино, выездной вариант дешёвого (билет в кино!) стрип-мьюзик-комик-лайт-варьете для непритязательного зрителя. Стоит посмотреть это кино, хотя бы чтоб стало понятно, почему совтуристы так уж стремились в парижские варьете. Париж — город контрастов! Ну, и послушать изумительное кудахтанье Луи де Фюнеса, который в этом фильме, кроме того, старательно копирует походку Чарли Чаплина.

Кадр из фильма «Ах! Эти прекрасные вакханки»