Луи де Фюнес - Боб («Триумф маленького человека»)

Боб. «Триумф маленького человека».




 

Автор Боб. Рецензия на фильм «Господин Легиньон, фонарщик» (1952).

Опубликовано на Кинопоиске 13 сентября 2010 года.

Кадр из фильма «Господин Легиньон, фонарщик»

«Господин Легиньон — стрелочник» — стал ещё одним шедевром в ряду французских трагикомедий 40-50-х гг., в которых на первый план вышли представители среднего класса — трудовые люди, обременённые семьями и кучей проблем, жаждущие лишь какого-никакого благополучия, мира и спокойствия. Создававшиеся в противовес изящным салонным комедиям 30-х гг., в которых господствовали представители высшего света, эти фильмы с простым, подчас грубоватым юмором, понятными проблемами, прозрачной моралью, реалистичностью и народными героями быстро завоевали признание широкой публики и скоро заняли во французском кино лидирующие позиции. «Повесть о среднем французе» в разных переложениях вплоть до прихода в кино «потерянного поколения» новой волны оставалась главной темой французского кино, а её видоизменённая, преподнесённая с большей долей гротеска и эксцентрики, и меньшей долей жизненности, форма вернулась через два десятилетия и оказалась на вершине популярности в комедиях Вебера, Зиди, Лотнера, Дери и др.

Среди многочисленных фильмов о вполне жизненных, порой забавных, порой грустных приключений средних французов-обывателей и такие шедевры, как «Папа, мама, служанка и я», «Странное желание господина Барда», «Господин Такси», «Бонифаций-лунатик» и др. «Господин Легиньон» занял в этой почётной галерее своё законное место и навсегда остался в классике мирового кино.

Начну с того, что русский вариант названия может ввести в заблуждение. Дело в том, что французское «lampiste» вовсе не то, что у нас понимается под словом стрелочник. Главный герой работает на железной дороге, но не стрелочником, а монтёром или, если ещё точнее с французского, «лампочником» или «фонарщиком». А стрелочник — это, во-первых, другая профессия, во-вторых, появляются ненужные ассоциации с человеком, любящим сваливать свою вину на других, а это как раз полная противоположность господина Легиньона. Так что перевод названия неудачный.

Но оставим его в покое. Вернёмся к фильму, который, без сомнения, с переводом или без оставляет только самые замечательные чувства и эмоции после просмотра. Достаточно традиционная, но очень обаятельная, трогательная, забавная, правдоподобная, жизнеутверждающая, ироничная, лёгкая и не лишённая проблематичности история о простом «маленьком» человеке, который совершенно случайно стал народным героем, гласом бедняков, и борцом с социальной несправедливостью и беззаконием. На самом деле Морис Лабро своим фильмом откликался на вполне реальные события, происходившие в послевоенной Франции, да и в других странах тоже, когда государство встало перед проблемой расселения огромного числа неспособных обеспечить себе нормальное жилье рабочих, ютящихся в ветхих бараках в трущобах городских окраин.

Кадр из фильма «Господин Легиньон, фонарщик»

Естественно, со скоростями работы государственных чиновников, многие оказывались переселёнными в ещё более ветхие трущобы, в ожидании, пока государство построит новые коробки многоэтажек, а то и вовсе на улице. Конечно, многие простые люди, не сведущие ни в каких деловых вопросах, обратились за кредитами и помощью не к тем людям и стали жертвами махинаций ловких бизнес-прохиндеев, отнимавших и последнее, что было у бедных людей, обещая баснословные прибыли, и оставляло их ни с чем, а иногда — ещё и виновниками своих преступлений.

В такой ситуации оказался и Легиньон — честный и простой работяга, всю жизнь отдавший работе на железной дороге. В череде многочисленных приключений и судебных заседаний, помощи друзей и единомышленников, Легиньону удаётся доказать вину нечистоплотных коммерсантов и исполнить мечту всех своих друзей — постройку нового дома для жителей трущоб.

Морис Лабро тактично проводит в фильме вполне понятную социальную политику — призывает простых граждан к солидарности, к объединению, говорит устами Легиньона о праве бедняков отстаивать свою правду и о искоренении в современном обществе бесчеловечной поговорки «Бедный — значит неправый всегда и сразу». Призыв не сдаваться и верить в лучшее произносится человеком, чрезвычайно близким простому зрителю, и оттого вселяет искреннюю надежду. И тут большая заслуга Ива Деньо, замечательного актёра, к сожалению, мало известного у нас. Деньо, как и Мишель Симон, который, к слову, вообще идеально бы смотрелся в этой роли, что по виду, что по характеру играемых персонажей — самый простой и обычный человек, близкий всем и каждому. Внешность у него — самая мещанская, и сам он — упрямый, ворчливый, кристально честный, бесхитростный, наивный и фантастически невезучий пожилой средний француз без предрассудков и каких бы то ни было умений вертеться в жизни. Такие герои были характерны для послевоенного поколения — как будто ещё немного не опомнившиеся, слишком добрые, чтобы «отвоёвывать» жизненное пространство, слишком простые в сложном мире технических ноу-хау, слишком человечные — они, дети прошлого века, как и Легиньон, испытывались волчьими законами современного бизнеса, подлыми и двуличным людьми «новой формации», законами, о которых не имели понятия. И побеждали не потому, что имели какие-то идеи, а, напротив, благодаря полному отсутствию оных, исключительно на своём врождённом человеколюбии, умении держаться вместе, доброте и своей простой, прямой, деревянной правде, против которой оказывались бессильны даже правила нового мира.

Кадр из фильма «Господин Легиньон, фонарщик»

Ив Деньо и Мишель Симон играли именно таких героев. Потом им на смену пришёл неугомонный, эгоистичный и задиристый Луи де Фюнес, крохотный «Наполеончик», представитель именно той людской формы, натиска которой — и не только в кино — не выдержали милые и добродушные герои Деньо. Но тогда на дворе был только 1952 год и старому Легиньону ещё удалось доказать свою правду и даже стать «ангелом-хранителем» целого района (ещё одна характерная черта фильмов той эпохи — стремление избежать глобальных процессов и наладить сиюминутное, насущное, необходимое здесь и сейчас. Собственно, поэтому в отличие от словоохотливых и грозно смотрящих в даль советских героев той поры, мыслящих какими-то совершенно фантастическими категориями, навсегда оставшимися в своей эпохе и не способными перешагнуть временной барьер, герои французских лент той же поры, думающие об обычном и в тоже время — вечном, вполне понятны и осязаемы и сейчас. Именно поэтому проигравшая Франция гораздо быстрее вырвалась из послевоенного кризиса и наладила жизнь, чем победивший Советский Союз).

Кстати, в этом фильме тоже нашлось место Луи де Фюнесу, причём в полноценной роли второго плана, что было редкостью в то время для будущей крупнейшей звезды французского экрана. Имя актёра тогда встречалось в титрах множества фильмов, которые тогда всерьёз никто не воспринимал, как и самого комика. Сейчас эти фильмы законно становятся в общий ряд большого киноискусства.

Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о «Господине Легиньоне, стрелочнике». Лабро сделал фильм, идущий в ногу со временем, а благодаря главным героям и мастерству актёров это «время» тянется вот уже более полусотни лет. И даже недостатки картины не помешали фильму и режиссёру войти в историю, как сподвижникам социальных реформ 50-х, и запечатлеть «маленького человечка» в момент его, последнего, может быть, триумфа.

Кадр из фильма «Господин Легиньон, фонарщик»