57. Миллионер




 

Луи с супругой и внучкой

Он слишком долго прозябал в бедности, чтобы относиться к большим деньгам равнодушно. И когда гонорары стали исчисляться суммами с шестью нулями, Луи вдруг осознал, что очень и очень богат. И поставил перед собой грандиозную задачу — обеспечить не себя, и даже не своих детей, — а своих потомков. Де Фюнес хорошо знал, что происходит с обнищавшими аристократами, каким позором оборачивается бедность. Он хотел, чтобы его внуки и внуки его внуков были людьми обеспеченными, а аристократическое происхождение и по линии деда, и по линии бабушки у них уже есть.

Вокруг фигуры де Фюнеса постоянно витали мифы о его необыкновенной скупости. Но это было не совсем так или даже совсем не так. Разбогатев, Луи предпочитал рисковать собственными деньгами, продюсируя новые картины из своих средств. Он редко обращался за финансовой помощью к банкам или к нуворишам, памятуя о непростом отношении к себе артистической элиты. Но и доходы от каждой картины текли именно к нему — как к продюсеру, как к главному инвестору. И каждое вложение приносило колоссальную прибыль.

Чутье на успех изменило ему лишь однажды, когда он поставил собственный фильм под символичным (в этом смысле) названием «Скупой». Но этот случай можно рассматривать как каприз гения, как эксперимент или даже как подарок самому себе (де Фюнес много лет мечтал поставить эту пьесу Мольера).

Де Фюнес был очень богат. И коллеги не могли ему простить и этого, забыв, как много сил он отдал кинематографу и как долго был вынужден обходиться малым.

На фото: с супругой и внучкой.

Глава 56СодержаниеГлава 58