87. Осень комика




 

Луи де Фюнес в саду с супругой и внучкой

Он пережил друга всего на полгода. И в эти последние месяцы больше помалкивал, чем говорил.

Будни Луи де Фюнеса состояли из неспешных прогулок по парку. Он много времени проводил в цветнике, подолгу слушая рассказы садовника о дивных розах, которые когда-то росли в родной деревне этого человека. Возился с кустами, обещавшими вот-вот подарить Луи необыкновенно красивые цветы нового сорта.

В эти месяцы он чувствовал себя одиноким. Интерес публики к нему после смерти Жиро и выхода на экраны последнего фильма заметно угас, словно французы увидели: а де Фюнес-то уже не тот. Уже не блистательный комик, смешивший всю Европу своими гримасами и коронными словечками. Соответственно, забыла о Луи и пресса. В былые времена он бы этому покою был только рад. А сейчас грустил.

Он пытался читать, но вслед за слухом его подвело и зрение. Очков Луи не любил, считая, что они ему не идут. И, промаявшись с книжкой битый час, он опять плёлся в цветник, чтобы в который уж раз осмотреть розовые кусты, поднять упавший листочек, потрогать острые шипы.

Грустные и томительные дни... В январе 1983 года де Фюнес почувствовал недомогание. Это была странная болезнь — ни кашля, ни температуры, ни тяжести в сердце. Только болела голова и плохо слушались ноги. Походка Луи стала совсем стариковской, шаркающей. Он явно угасал.

На фото: в саду с супругой и внучкой.

Глава 86СодержаниеГлава 88