СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Свобода, равенство и братство» (сценарий).

(Перевод Л. Ю. Флоровской)

Часть 25.

Кабинет префекта.

Опустив в раздумье голову, за своим столом сидит префект. Мэр, кюре и тюремный врач стоят возле другого стола.

М э р. Господин префект, я умоляю вас примириться со свершившимся фактом.

К ю р е. Закройте на это глаза!

В р а ч. Оставим их в покое!

П р е ф е к т (поднимая голову). Не вы ли, господин доктор, все время твердили мне, что здание тюрьмы под угрозой обвала? И не вы ли, господин кюре, заявляли мне, что тюрьма в антисанитарном состоянии?.. А теперь она вдруг оказывается пригодной для жилья!..

К ю р е. Если б вы знали, где они жили раньше!.. А ведь всё это — честные люди, простые труженики!

П р е ф е к т. Стало быть, вы считаете, что условия, непригодные для уголовников, для рабочих пригодны?

На этот вопрос кюре не может ответить. Ему приходит на помощь» врач.

В р а ч. По прямому назначению тюрьму нельзя использовать из-за огромной воронки во дворе. Для них же это не имеет значения! Для них главное — чтобы были стены, настоящие стены! Я вовсе не утверждаю, что им там хорошо! Но всё же лучше, чем в их старых жилищах!

П р е ф е к т. Я не могу допустить, чтобы самовольно занимали общественные здания.

К ю р е. Но считаете допустимым, чтобы люди вернулись в свои старые лачуги, где они вынуждены ютиться по пять-шесть человек в тесной каморке, ненавидя и проклиная друг друга?

М э р. Они дали нам хороший урок. Из него нужно извлечь выводы. Мы должны впредь оказывать людям реальную помощь, а не просто заниматься статистикой и произносить речи... Можно простить им, что законное желание жить в человеческих условиях толкнуло их...

П р е ф е к т (перебивая мэра). ...Занять общественное здание!.. Вы признаете за ними это право, господин мэр?.. А если они будут голодны, вы, что же, признаете за ними право грабить лавки, господин доктор? И если им понадобятся деньги и они взломают банк, вы и тогда одобрите их действия, господин кюре?

Мэр, доктор и священник смущённо молчат. Префект продолжает:

— Законное желание!.. Где оно начинается и где кончается, господа?

Никто не отвечает. В кабинет входит личный секретарь префекта.

С е к р е т а р ь. Господин префект, полицейский комиссар с докладом.

П р е ф е к т. Пусть войдёт.

Входит полицейский комиссар.

П р е ф е к т. Я вас слушаю.

П о л и ц е й с к и й  к о м и с с а р. Они отказываются покинуть здание... Более того: хитростью им удалось взять четырёх заложников с нашей стороны! Старшего надзирателя и трёх полицейских!

П р е ф е к т. Вот как? (Поворачиваясь к остальным.) Надеюсь, господа, что теперь вы не станете протестовать против того, чтобы я принял самые решительные меры?

 

Четыре грузовика, набитые солдатами республиканской гвардии, въезжают на площадь и останавливаются перед тюрьмой. Солдаты в касках, походных сапогах, при полном вооружении. Сохраняя порядок, они спускаются с грузовиков и быстро строятся.

 

За воротами тюрьмы с решительным видом стоят её защитники, вооружённые чем попало. Боше в окошечко наблюдает за маневрами солдат.

Б о ш е. Они, кажется, поняли, что мы всерьёз собрались сопротивляться. Вон какое войско прислали!

М а с т а л ь д о (подходя к окошечку). Я убью первого, кто сунет сюда нос.

H о б л е. А второго?

М а с т а л ь д о. И второго!

Н о б л е. А сотого?

М а с т а л ь д о. У меня двадцать патронов, значит, я убью двадцать человек!

 

На площадь въезжает машина с громкоговорителем. Перед самым входом в тюрьму останавливается.

Г о л о с  и з  г р о м к о г о в о р и т е л я. Внимание! Внимание! Предупреждаем!.. Вам даётся десять минут на размышление... После чего предлагаем открыть ворота и выпустить заложников... Если через десять минут вы не выполните приказа, ворота будут взломаны!

Защитники внимательно слушают ультиматум.

Б о ш е. Мы не дураки, чтобы открывать! Они нас тут же выбросят!

Р о з ь е. А что касается заложников, я предлагаю для начала обезоружить их. У нас, по крайней мере, будет четыре револьвера.

М а с т а л ь д о. И тогда мы их всех перестреляем, как крыс!

Такая слепая ярость тревожит профессора Нобле. Он пытается как-то смягчить обстановку:

— Это неразумно... Надо найти какой-то компромисс...

А л ь б е р. От нас всё время требуют компромиссов! А нам уже надоело уступать. Хватит!

Н о б л е. Грубой силе вы должны противопоставить выдержку и достоинство!

А л ь б е р. Это только красивые слова!.. На них они плюют. И нас они понимают лишь тогда, когда мы их бьём по морде булыжником!

 

Машина с громкоговорителем по-прежнему стоит у главного входа. По-прежнему и на площади и в тюрьме разносится голос:

«Внимание! Внимание! Предупреждаем! Вам остаётся восемь минут!.. Сдавайтесь! Остаётся восемь минут! Сдавайтесь!»

С суровыми, застывшими лицами стоят солдаты. По первому слову команды они готовы пойти на приступ.

 

Леон и трое полицейских, попавшие в ловушку, не подозревают, что события приняли столь грозный характер.

За неимением табуретов или скамьи, они уселись прямо на полу, положив револьверы около себя. Сейчас, в изорванной, грязной одежде, с выражением покорности на лицах, они кажутся совсем безобидными.

Неожиданно через решётку просовывается дуло ружья. Это Мастальдо выполняет поручение защитников.

М а с т а л ь д о. Встать! До револьверов не дотрагиваться!

Тем не менее первое движение и Леона и полицейских — схватиться за оружие. Но Мастальдо метким выстрелом бьёт по револьверу, к которому тянется рука Леона. Леон отскакивает как ужаленный. Трое других уже не смеют больше шевельнуться.

М а с т а л ь д о. Я же сказал — револьверов - не трогать... Руки вверх!

Четверо пленников повинуются.

М а с т а л ь д о. Ногой подтолкните эти игрушки к решётке!.. И не все разом!.. По очереди!

Один за другим полицейские пинком ноги отсылают свои револьверы к решётке... Леон выжидает.

М а с т а л ь д о. Эй, ты, пузатый! Делай, что и они! Слышишь? Считаю до трёх, а потом стреляю.

Леон всё ещё медлит.

М а с т а л ь д о. Раз!.. Два!..

Надзиратель покоряется.

М а с т а л ь д о. Фалло, подбери.

Из ближайшей к решётке камеры выходит Фалло и под защитой ружья Мастальдо быстро поднимает револьверы.

Закончив эту операцию, Мастальдо открывает дверцу решётки, входит в коридор и направляется к пленникам.

М а с т а л ь д о. Спасибо! Эти револьверчики мы используем против ваших дружков. А если они взломают двери, я вас всех перестреляю... как крыс!

 

На площади зловещая тишина. Молча стоят солдаты, молча смотрят из окон жители соседних домов.

Доступ на площадь преграждают кордоны полиции...

Солдаты уже приготовили для броска слезоточивые бомбы...

Зловещую тишину разрывает гудок сирены. На площадь въезжает полицейская машина. За ней, эскортируемая двумя мотоциклистами, машина префекта. Они останавливаются перед выстроившимися в каре солдатами республиканской гвардии. Капитан, командующий операцией, отдаёт честь выходящим из машины префекту, его помощнику и мэру.

П р е ф е к т. Ну, что?

К а п и т а н. Им остаётся ещё пять минут, господин префект.

П р е ф е к т. Мне не хотелось бы, чтобы 14-го июля пролилась кровь...

К а п и т а н. Попробуем слезоточивый газ. Но как быть, если они начнут сопротивляться и откроют огонь?

М э р. Не думаю... Там много женщин и детей...

Солдаты уже приготовились бросать слезоточивые бомбы...

П р е ф е к т (капитану). Прежде чем начать операцию, ещё раз предложите им выйти.

Г о л о с  и з  г р о м к о г о в о р и т е л я. Внимание! Внимание! Если вы...

Часть 24СодержаниеЧасть 26

Главная | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив
Из истории французской рекламы

ФРАНЦУЗСКОЕ КИНО ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика