СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Четыреста ударов» (сценарий).

Часть 7.

Столовая в квартире Люано.

После ужина мосье Люано, как обычно, садится за стол. Раскладывает свои карты, справочники, циркуль, компас... Он смеётся и разговаривает сам с собой.

— А! Тут-то уж вам без меня не обойтись!.. В Крист-де-Сакле ни один не проведёт машину...

Ищет что-то на столе. Встаёт, подходит к книжной полке. Перебирает книги. Не обнаружив и там того, что ему нужно, обращается к сыну:

— Антуан!

Погруженный в чтение иллюстрированного журнала, мальчик откликается:

— Да, папа?

Л ю а н о. Куда ты дел мой справочник Мишлена?

А н т у а н. Я его не трогал.

Л ю а н о. Антуан, ты прекрасно знаешь, что я терпеть не могу лжи.

А н т у а н. Но это же правда, папа!

Л ю а н о. Я точно помню, что вчера положил его на место.

А н т у а н (чуть не плача). Честное слово, я не брал.

Л ю а н о. Тогда я отказываюсь что-либо понимать. В этом доме у вещей есть ноги!

А н т у а н. Это не я.

Л ю а н о. Ладно, ладно... я спрошу у мамы.

Смотрит на часы. Не может удержаться от жеста, полного беспокойства и гнева. Однако через минуту более мягко говорит Антуану:

— Тебе пора спать.

 

Прихожая в квартире Люано. Антуан укладывается в постель. Широко открытыми глазами он смотрит в темноту.

...В соседней комнате нервничает отец. Он то зажигает свет, то гасит его. С улицы слышно, как останавливается автомобиль, как в машине открывается дверца.

...Люано выходит в прихожую. Антуан притворяется спящим. Сквозь щели жалюзи Люано смотрит на улицу. Дверца автомобиля захлопывается, доносится стук двери в подъезде. Люано отступает в свою комнату. Раздаётся шум шагов по лестнице. Резко открывается дверь, и в освещённом квадрате возникает силуэт мадам Люано. Она перешагивает через постель Антуана, снимает туфли и, держа их в руке, открывает дверь в спальню.

...Из-под двери пробивается свет. До Антуана долетают сердитые голоса, слышны обрывки ссоры.

Л ю а н о (кричит). ...Шеф, шеф!..

М а д а м  Л ю а н о (раздражённо). Не могу же я, в самом деле, отказываться, если он предлагает отвезти меня домой.

Л ю а н о. Тем более, что ночной тариф в два раза дороже.

М а д а м  Л ю а н о. Что ты хочешь этим сказать?

Л ю а н о. Я хочу сказать, что уже два часа ночи.

Л ю а н о. Такого рода сверхурочные оплачивают сразу.

М а д а м  Л ю а н о. Ну, знаешь, довольно! Прекрати!

Л ю а н о. Понимаю, почему в воскресенье мадам нуждается в отдыхе... Кстати, куда ты дела мой справочник Мишлена?

М а д а м  Л ю а н о. А я откуда знаю? Спроси у мальчишки.

Л ю а н о. Он говорит, что не брал.

М а д а м  Л ю а н о. Он врёт на каждом шагу.

При этих словах матери Антуан морщит нос.

Л ю а н о. У него есть с кого брать пример.

Антуан улыбается.

М а д а м  Л ю а н о. Если бы ты его лучше воспитывал...

Л ю а н о. Чёрт побери! Я дал ему имя, я его кормлю...

Слова отца удивляют и беспокоят Антуана.

М а д а м  Л ю а н о. С меня довольно твоих упрёков. Хватит! Если ты его не выносишь — скажи. Отдадим его в монастырь или в приют. Могу я наконец пожить спокойно?

На следующий день, как всегда, выйдя из дома в девять часов утра, Антуан направляется в школу. Этого-то момента и ждал на углу Морисе. Он тут же входит в дом и звонит в квартиру Люано.

 

...А там супруги Люано всё ещё продолжают ссориться.

М а д а м  Л ю а н о. ...Прекрасно. Тогда ходи обедать до конца месяца в ресторан.

Л ю а н о. Для этого нужна чистая рубашка... Чёрт возьми, если у тебя не находится времени, чтобы её постирать всю, застирывай хотя бы воротничок... Честное слово, это просто поразительно. Ты ведь прекрасно знаешь, что в моём деле о человеке судят по одежде.

М а д а м  Л ю а н о. Дай мне денег, и ты будешь выглядеть другим человеком.

Л ю а н о. Мне должны дать премию, ты же знаешь!

М а д а м  Л ю а н о. Если бы ты не покупал эту противотуманную фару... И нужна-то она тебе, только чтобы похвастаться в воскресенье.

Л ю а н о. Я её купил по случаю.

М а д а м  Л ю а н о. Ты воображаешь, что живёшь на Новой Земле.

Л ю а н о. Прошу прощенья, почитай-ка статистику несчастных случаев на дорогах.

М а д а м  Л ю а н о. Что мне, делать нечего?.. Ты будешь рисоваться в воскресенье со своим фонарём...

В передней раздаётся звонок.

М а д а м  Л ю а н о. Ну, хватит, пойди открой.

Л ю а н о. А если это счёт за газ?

М а д а м  Л ю а н о. Мы бы знали. Они предупреждают накануне.

Положив грязную рубашку, Люано, как был в пижамной куртке, идёт открывать дверь.

 

В дверях Морисе. Держится он ещё более лицемерно, чем всегда.

М о р и с е. Здравствуйте, мосье. Я учусь в одном классе с Антуаном. Можно узнать, лучше ему сегодня?

Л ю а н о. Лучше? Почему?

М о р и с е. Потому что его вчера не было в школе.

Л ю а н о (оборачиваясь к жене). Ты слышишь?

Он машинально опускает руку в карман. Морисе внимательно следит за ним, но желанной награды не последовало. Посмотрев на школьника, Люано холодно говорит:

— Спасибо, малыш! — Закрыв за мальчиком дверь, спрашивает жену: — Мне кажется, тебя это не удивляет.

М а д а м  Л ю а н о (спохватившись). А почему это должно меня удивлять?.. От него можно всего ждать!

Л ю а н о. Тем лучше... Клянусь, если бы не деловое свидание...

М а д а м  Л ю а н о. Что бы тогда?

Л ю а н о. Я бы сейчас же пошёл к директору и все выяснил. (Смотрит на часы.) Но что поделаешь, я уже и так опаздываю.

Недовольная, что ей самой придётся идти в школу, Жильберта прерывает мужа:

— Можешь не продолжать... Мне и так всё ясно.

Часть 6СодержаниеЧасть 8

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика