СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Четыреста ударов» (сценарий).

Часть 12.

Класс. На кафедре — учитель французского языка. Перед ним на столе стопка тетрадей.

У ч и т е л ь. Чтобы закончить разговор об орфографических ошибках, сделанных учениками в своих сочинениях, добавлю, что меня удивляет, почему Биже до сих пор пишет слово «encore» без «е» на конце.

Р е н е. Мосье, но я видел, что это слово писалось именно так.

У ч и т е л ь. Вы что, смеётесь надо мной, Биже?

Р е н е. Что вы, мосье, конечно, нет... Вы так писали, правда, в стихотворении.

У ч и т е л ь. Да, вы правы... но там это было поэтической вольностью... Впрочем, лучше грешить обилием знаний, чем их отсутствием. Эту ошибку я вам не буду считать.

Довольный своей хитростью, Рене подмигивает Антуану, которого также веселит происходящее в классе.

У ч и т е л ь. Прошу вас, Люано, не принимайте на свой счёт хорошую оценку знаний вашего товарища.

Взяв двумя пальцами из пачки тетрадь, учитель несколько мгновений держит её на весу.

У ч и т е л ь. Если ваша тетрадь и лежит первой по счёту, то это означает лишь, что я решил сегодня раздавать работы в порядке, обратном их качеству. «Поиски Абсолюта» привели вас, дружочек мой, прямо к нулю. Для тех, кто меньше знаком с Бальзаком, поясню, что речь идёт о «Тёмном деле»1.

1 Роман Бальзака.

В напряжённой тишине класса есть что-то злорадное.

У ч и т е л ь. Что ваш друг Люано темой своего сочинения взял смерть деда — это его право... хотя мы и знаем, что Люано, если ему это выгодно, не колеблясь, по своему желанию лишает жизни своих близких.

А н т у а н (чуть не плача). Мосье, но все это было на самом деле...

У ч и т е л ь. Молчите!.. Даже если это событие — в чём я сильно сомневаюсь — на сей раз и достоверно, то стиль — в этом-то я уж абсолютно уверен — грубо заимствован!.. Судите сами! (Надевает очки и читает.) «Умирающий вдруг приподнялся на обеих руках и бросил на испуганных детей взгляд, как молния поразивший всех: волосы, ещё уцелевшие у него на затылке, зашевелились, морщины дрогнули; лицо загорелось внутренним огнём, одушевилось, приняв возвышенное выражение; он поднял сведённую яростью руку и громовым голосом крикнул знаменитое слово Архимеда: «Эврика!» И я тоже нашёл». (С гневом.) Вы плагиатор, Люано. Немедленно идите и отнесите ваше сочинение господину директору... Так как он очень интересуется вами, то сможет приложить это сочинение к вашему делу. И скажите ему, что я не желаю вас видеть здесь до конца семестра.

Антуан выходит из класса.

Р е н е. Он не списывал, мосье. Я же сижу с ним рядом... Я бы видел...

У ч и т е л ь. Вам хочется, чтобы вас тоже исключили из школы?

Р е н е. Ничего не имею против, мосье!

У ч и т е л ь. Опять дерзите?! Убирайтесь сейчас же вон!

Весело ухмыльнувшись, Рене выходит из класса.

 

Вместо того чтобы пойти к директору, Антуан пробирается к выходу. Когда он уже открывает дверь на улицу, его окликает швейцар.

Ш в е й ц а р. Эй ты, куда идёшь?

А н т у а н. За ягодами.

И выбегает на улицу.

 

День. Чёрный ход в доме, где живут Биже. Лестница.

На ступеньках сидит Антуан. Он насвистывает коротенькую мелодию — условный сигнал. Появляется Рене. Интересуется:

— Тебя никто не видел?

А н т у а н. Никто. Правда, протащилась какая-то странная женщина, но я спрятался наверху.

Р е н е. Её не бойся. Это Душечка.

А н т у а н. Душечка?

Р е н е. Ну да... моя мать. Она, знаешь... такая... чудная... Вся в прошлом... Готова с утра до ночи слушать пластинки с песенками Мистингетт2

.

2 Известная певица конца XIX и начала XX века. Основоположница жанра эстрадной песни во Франции. (Прим. пер.)

А н т у а н. Ну?! (Возвращается к своим насущным заботам.) Знаешь, теперь решено — домой я больше не пойду. Отец хочет загнать меня в Пританею. Представляешь?!

Р е н е. Понятия не имею, что это такое.

А н т у а н. Наверное, что-то военное.

Р е н е. Ну и что?.. Будешь носить форму. К тому же в армии можно сделать карьеру.

А н т у а н. Вряд ли... Если бы во флот... я бы хоть море увидел.

Р е н е. Придётся тебе пока устроиться у меня.

А н т у а н. А твои родители?

Р е н е. Они живут каждый сам по себе и здесь почти не бывают, а квартира большая, закоулков здесь, как на старой мельнице.

А н т у а н. Чтобы ни от кого не зависеть, нам надо что-то предпринять...

Р е н е. Но чтобы начать, нужно иметь хоть немного денег.

Озабоченные мальчики спускаются вниз.

Антуан. Это можно....

 

День. Парадная лестница в том же доме.

Ребята подходят к дверям квартиры Рене.

Р е н е. Подожди меня. Через пять минут всё узнаешь. Если кто-нибудь появится, сделай вид, что продаёшь марки благотворительного общества по борьбе с туберкулёзом.

А н т у а н. У меня их больше нет.

Вытащив из кармана замызганную записную книжку, Рене даёт товарищу несколько марок.

— Вот, держи.

А н т у а н. Ой, да здесь их по крайней мере франков на двести!

Рене поспешно уходит.

Часть 11СодержаниеЧасть 13

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика