СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



«Четыреста ударов» (сценарий).

Часть 16.

День. Елисейские поля.

Г о л о с  з а  к а д р о м. Моей обязанностью было следить за входом в здание, где работал отец Антуана. Эта пассивная роль для меня была значительно тяжелее роли Антуана.

С огромной пишущей машинкой в руках из подъезда выходит Антуан. И сразу оба мальчика пускаются наутёк.

Г о л о с  з а  к а д р о м. Мы не думали, что машинка окажется такой тяжёлой и громоздкой.

Мальчики по очереди несут машинку.

Г о л о с  з а  к а д р о м. От моего проекта — заклада машинки — пришлось сразу же отказаться: операциями такого рода несовершеннолетним заниматься запрещено. Надо было найти кого-нибудь из взрослых, кто бы сделал это вместо нас. К счастью, в районе площади Клиши имелось немало людей, располагающих свободным временем и готовых оказать вам такую услугу.

С такой просьбой мальчики и обратились к какому-то полупьяному типу.

Р е н е. Сколько?

Т и п. Десять процентов.

Р е н е. Идёт!

Т и п. Тысячу — вперёд!

Р е н е. Ну, нет... Когда вернётесь.

Т и п (зло). О, ля-ля! Доверие — прежде всего.

Тип уходит с машинкой в руках.

Г о л о с  з а  к а д р о м. Но доверия к этому типу у нас было так мало, что мы сквозь витрину кафе не отрываясь следили за ним до тех пор, пока он не вышел из ломбарда. И хорошо сделали!.. Выйдя, всё ещё с машинкой в руках, он тут же попытался улизнуть на соседнюю улицу.

Мальчики пускаются за ним вдогонку. Антуан зовёт:

— Эй, мосье, мосье!

Р е н е. Зачем вы так спешите?

Человек с машинкой возвращается, подходит к кафе. Прикидывается дурачком.

Т и п. Вот тебе и на! А я бы побился об заклад, что вы в том вон кафе. Я её туда и нёс.

Р е н е. А мы были вот здесь.

Т и п. Ну так я ошибся.

В упор смотрит на него Рене. Сурово говорит:

— Ну, что ж! Не беда.

Т и п. Так или иначе, но дело не вышло. Нужно предъявлять на неё паспорт.

Р е н е. Тем хуже... Давайте нам машинку.

Т и п. Ладно... Отдам... Но вы должны заплатить мне за беспокойство... Пока, скажем, пятьсот франков,., а там, поживём—увидим.

А н т у а н. У нас их нет.

Т и п. Ну-у! Наверняка у вас найдутся какие-нибудь деньжата. Так и быть: триста, и мы квиты!

Р е н е. Мы только что заплатили в кафе, и у нас не осталось ни сантима.

Т и п. Бедные овечки! Я даром не работаю. Значит, тем хуже для вас: машинку я оставлю в залог. Найдёте три сотни — придёте за мной в кафе.

Р е н е. Шиш с маслом! Она наша.

А н т у а н. Отдайте машинку!

Ребята пытаются вырвать машинку из рук типа. Тот отступает.

Т и п. Но-но! Уберите-ка лапы. Она ваша ведь не больше, чем моя, понятно?

Пытаясь улизнуть, человек замечает приближающегося полицейского. Он тут же отдаёт машинку ребятам.

Т и п (вполголоса). Ну, ладно, ладно... Забирайте свой ящик, сволочи! У-у, дерьмо!..

И быстро исчезает, ворча:

— Заставить бедного человека работать за спасибо!..

Антуан и Рене тоже спешат уйти.

 

...Уже вторая половина дня, а мальчики всё ещё бродят с машинкой по улицам.

Г о л о с  з а  к а д р о м. Эту машинку, которая всем бросалась в глаза и вызывала у прохожих подозрение, мы никак не могли сбыть с рук. Она с каждым часом становилась для нас всё более тяжёлым камнем на шее.

Измученные мальчики останавливаются.

А н т у а н. О, чёрт! Мне надоело её тащить.

Р е н е. Но мы же несём её по очереди.

А н т у а н. Это всё из-за тебя.

Р е н е. Почему из-за меня?

А н т у а н. Можно было подработать на рынке.

Р е н е. Там того и гляди сломаешь себе хребет.

А н т у а н. Отец теперь будет думать на меня...

Р е н е. Но ты же первый заговорил про неё...

А н т у а н. Нет, ты!..

Р е н е. Ещё что скажешь?

А н т у а н. Мне на неё наплевать!.. Я хоть сейчас брошу её здесь!

Делает вид, что хочет поставить машинку на тротуар.

Р е н е. Тебя что, по голове пыльным мешком ударили?

Поспешно берёт машинку из рук Антуана. Тот огрызается:

— А ты что, спятил?

Р е н е. А ты сдурел?

А н т у а н. А ты в ухо захотел?

Р е н е. А ты ничего не хочешь?

А н т у а н. А чего?

Р е н е. Отнеси её обратно в бюро.

А н т у а н. Неси сам!.. Теперь твоя очередь.

Р е н е. Мне в жизни не найти, где это.

А н т у а н. Я тебе нарисую, как пройти.

 

Г о л о с  з а  к а д р о м. Я вовсе не кривил душой, убеждая Антуана, что риску будет меньше, если он сам отнесёт машинку обратно, потому что я не знал расположения комнат... Когда служащие разошлись, я пошёл посмотреть, чем занят консьерж. Тот сидел погруженный в свои мысли. Всё складывалось отлично. Рене делает Антуану знак, что можно войти, а сам остаётся у двери на страже.

 

Вечер. Осторожно идёт Антуан по коридору, направляясь в отдел, где работает его отец. Коридор освещён только слабым светом уличных фонарей. Консьерж, пришедший убирать комнаты, входит в коридор. Видит Антуана. На цыпочках крадётся к нему, хватает его. От неожиданности мальчик роняет пишущую машинку.

К о н с ь е р ж. К тому ж ещё ты её и бросаешь!

А н т у а н. Я не нарочно.

К о н с ь е р ж. Тем хуже для тебя... Ну, да ничего, родители заплатят. Клянусь, что ты... ты ведь сын Люано?.. Мне не померещилось?

Антуан молча опускает голову.

К о н с ь е р ж. Уж кто будет доволен, так это твой папаша. А ведь сколько сегодня шуму было в отделе! А мне каково? Знаешь, как меня разносили, что я плохо охраняю имущество. Ты нам дорого заплатишь за всё это!

Толкает Антуана к двери. Тот пытается увернуться, но консьерж хватает мальчика за руку и вывёртывает её.

А н т у а н. Ой, ой!

К о н с ь е р ж. Предупреждаю: не валяй дурака... Я эти штучки знаю. Таких орешков, как ты, я достаточно нащёлкал в своей жизни.

Тащит Антуана в ближайшую комнату.

...Своей огромной солдатской лапой консьерж крепко держит Антуана за шиворот. В другой руке у него телефонная трубка. Он разговаривает с отцом мальчика.

— Я не могу вам этого сказать по телефону, мосье Люано... Да... Да... Ну, скажем, сюрприз, но скорее неприятный.

 

Вечер. Квартира Люано. Жюльен вешает телефонную трубку.

Л ю а н о. Подумать только, снова неприятности! Кошмарный день!.. Жильберта! Мне надо уйти!

Появляется оживлённая, нарядно одетая Жильберта.

М а д а м  Л ю а н о. И мне тоже.

Л ю а н о (саркастически). Ах, так... Ну, хорошо... Что же, может быть, увидимся за ужином?.. Только прошу тебя, не подавай больше сардин в масле.

 

Семь часов вечера. Елисейские поля.

Рене всё ещё караулит возле дома. Он встревожен.

Вскоре в дом входит Жюльен Люано. Рене подходит ближе к двери, но как раз в это время из неё выходит Антуан. Сзади, держа его за шарф, идёт отец. Увидев Рене, который пытается спрятаться, Жюльен останавливается и говорит ему:

— Можешь посмотреть на своего приятеля. Постарайся хорошо запомнить его лицо, потому что теперь вы увидитесь не скоро!

Мальчики взволнованы, молча смотрят друг на друга. Не обращая внимания на их переживания, Жюльен уводит сына.

 

Вечер. Улица Баллю.

Широко шагая, идёт мосье Люано, держа сына за шарф, который туго сдавливает шею мальчика.

Л ю а н о (на ходу). Тебе ясно, что я тебя веду не на прогулку... Довольно издеваться над нами... Наконец-то мы с твоей матерью сможем спать спокойно... Может быть, теперь у тебя прибавится ума... Так или иначе, но дальше так продолжаться не будет...

Часть 15СодержаниеЧасть 17

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика