СЛОВАРЬ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО

(с дополнениями, ред. 2020)
| А | Б | В | Г | Д | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Э | Ю | Я |


Жуве, Луи

Луи Жуве

ЖУВЕ (Jouvet) Луи (Louis) (Крозон, 1887 - Париж, 1951), французский актёр. Когда просматриваешь список кинематографических наград человека, который занимал одну из ведущих позиций в театральных рейтингах своего времени, необходимо абстрагироваться от всего, что связано непосредственно со сценой. Забыть о том, что этот человек был директором, режиссёром-постановщиком, посланцем французского искусства, и запомнить лишь его образ на экране. Отношения Жуве с кинематографом были достаточно сложными (об этом уже неоднократно говорилось), и всё же кинематограф отнёсся к нему с почтением и уважением, приумножив количество сыгранных им ролей (20 персонажей за период с 1935 по 1940). Эти роли были созданы специально для Жуве с тем, чтобы, исполняя их, он чувствовал себя непринуждённо и мог проявить свойственные лишь ему качества, которые в иных условиях могли бы стать неисправимыми недостатками. Этот актёр обладал несколько экстравагантной внешностью, его властная осанка и высокий рост, элегантная худощавость, привлекательность лица с глазами цвета морской волны и язвительная усмешка на губах, знаменитая дикция, которой часто пытались подражать (впрочем, без особого успеха) - всё это способствовало созданию образа яркой индивидуальности. В целом его экранные персонажи можно классифицировать по четырём типам: хулиганы, полицейские, богатые вельможи и известные чудаки. К первому типу можно отнести образ русского барина («На дне», Ж. Ренуар, 1937), сентиментального содержателя игорного дома («Бальная записная книжка», Ж. Дювивье, 1937), сутенёра («Северный отель», М. Карне, 1938), всякого рода дельцов, в которых, несмотря на их нравственное падение, всё же чувствуются порода и какая-то отрешённость («Должностное преступление» / «Вероломство», М. Л.'Эрбье, 1937; «Дом Мальтэ» / «Мальтийский дом», П. Шеналь, 1938; «Шанхайская драма» / «Драма в Шанхае», Г.-В. Пабст, 1938), наконец, образ неприкаянного «перевозчика мертвецов», обречённого вечно скитаться в загробном мире («Призрачная тележка» / «Призрачная повозка», Дювивье, 1940 1939). Роли полицейских подчёркивали ею острую проницательность, позволявшую просто и точно создавать образы людей, которые влачат безрадостное существование, тщательно скрывая своё горестное прошлое и сердечные муки: инспектор («Алиби», Шеналь, 1937), озадаченный комиссар полиции («Между одиннадцатью и полночью», А. Декуэн, 1949), усталый полицейский («История любви», Ги Лефранк, 1951 ) и незабываемый Антуан («Набережная ювелиров» / «Набережная Орфевр», А,-Ж. Клузо, 1947), который, без сомнения, является самым человечным и трогательным из всех созданных актёром персонажей. Вспомним также начальника полиции в фильме «Серенада» (Ж. Буайе, 1940), где он столкнулся с «финтифлюшками» венского кино. Следующая категория его ролей - богатые вельможи - объединила персонажи, среди которых не все принадлежали к знати, однако они выделялись из толпы своей незаурядностью, надменной бесцеремонностью, безапелляционностью суждений, язвительным тоном, насмешливым взглядом: монах - посланник Святой инквизиции («Героическая кермесса», Ж. Фейдер, 1935), господин де Рёдере, коленопреклонённый перед королевой Франции в преддверии Революции («Марсельеза», Ренуар, 1938), типичный парижский наставник одного из балканских принцев Серклёр («Воспитание принца» / «Образование принца», Александр Эсвей, 1937 1938), знаменитый композитор, к которому на склоне лет пришла запоздалая любовь («Влюблённые наедине с миром» / «Влюблённые одни на свете», Декуэн, 1948). А также четыре роли первого плана: профессор («Вход для артистов» / «Артистический вход», М. Аллегре, 1938), постаревший и коварный Дон Жуан («Конец дня», Дювивье, 1939), заправила, который умел «таскать каштаны из огня» («Вольпоне» / «Коварный лис», М. Турнёр, 1941), и бывший лионский буржуа, собирающийся насладиться хладнокровной местью («Привидение» / «Возвращение любви», Кристиан-Жак, 1946). Большинство этих персонажей отбросы общества. Чувство удовольствия или раздражения, которые актёр испытывал, исполняя ту или иную роль, легко доводили его до крайности и до создания пародийного образа («Топаз», Л. Ганье, 1932 1933; «Мистер Флоу», Р. Сиодмак, 1936; «Такие-то, отец и сын» / «Отец и сын», Дювивье, 1945 1943; «Подходящая пара» / «Копия верна», Ж. Древиль, 1947; «Микетта и её мать», А.-Ж. Клузо, 1950; «Леди Панама», Анри Жансон, 1949 1950). Однако есть и выдающиеся «исключения» из этого правила: фильм «Кнок», который он снял совместно с Р. Гупийером в 1933, епископ Бедфордский («Забавная драма» / «Странная драма», Карне, 1937), торгующий арбузами шпион («Мадемуазель доктор» / «Мадемуазель врач», Г.-В. Пабст, 1937), заключённый, более всего не желающий забывать своё прошлое («Возвращение Жана», серия из фильма «Возвращение к жизни», А.-Ж. Клузо, 1949). Невыразительный и лишённый индивидуальности образ контрабандиста («Рамунчо», Рене Барбери, 1938) - тоже своего рода исключение. Высшей похвалой для этого актёра является тот факт, что мы продолжаем говорить «фильм Жуве», как и «фильм Габена».

Луи Жуве

Луи Жуве в фильмах: «Кнок» (1951, фото "A"), «Северный отель» (1938, фото "B"), «Микетта и её мать» (1950, фото "C"), «Набережная ювелиров» (1947, фото "D").

IMDb: nm0431212.


Главная | Опросы | Литература | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика