СЦЕНАРИИ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО



Предисловие (о сценарии «Четыреста ударов»). Часть V / VII

(Блейман Михаил Юрьевич)

* * *

«Средний класс», на котором резко и жестоко сказываются общественные противоречия, может быть объектом не только любовно иронического отношения. Ле Шануа показывает людей, которые, вопреки окружающей их жестокой жизни, сохраняют человечность и доброту. Но бывает и так, что люди не сопротивляются обстоятельствам, а подчиняются им. Тогда они заслуживают ненависть и презрение. Тогда добрый профессор Ланглуа ожесточается и превращается в неудачника, который ненавидит своих учеников, а добродетельная буржуазная семья распадается под ударами социального рока. Таким предстаёт мир «среднего класса» в сценарии Франсуа Трюффо «Четыреста ударов».

Название сценария откровенно гиперболично. Конечно, не четыреста ударов получает маленький Антуан Люано от учителей, школьных товарищей, родителей, случайных людей. Но жизнь его бьёт так, что ребёнок вправе ожесточиться, возненавидеть окружающее, потерять человеческое.

Мир, показанный Трюффо, страшен своим бездушием, своей равнодушной, бездумной жестокостью. И самое страшное в этом мире то, что людей, не таких уж плохих по существу, жизнь, условия существования превращают в звероподобные существа.

Что же происходит в сценарии?

Маленький Антуан Люано совершает в школе незначительный проступок. Учитель наказывает его. Наказание влечёт за собой новый проступок, а затем они начинают расти, как снежный ком.

Трюффо вовсе не склонен объяснять раздражение, нервозность, жестокость учителя его индивидуальными особенностями. Учитель — человек не хуже других. Но и он и его товарищи, получая грошовую плату, изнывают под бременем нищеты, готовятся объявить забастовку. Где уж тут быть внимательным к детям! Забастовка в сценарии не показана, но одно упоминание о ней точно характеризует психологическую атмосферу школы. Взрослым не до детей. А мальчики, предоставленные самим себе, в какой-то мере воспроизводят мир ненависти, в котором живут взрослые. Они ведут скабрезные разговоры, хвастают чудовищными, неправдоподобными драками, уверены, что не бывает детей, которые бы не воровали у родителей деньги.

Из школьного мира маленький Антуан попадает в мир домашний. Но и здесь его подстерегает враждебность. Матери не до сына. Она занята работой, тем, что стареет, заботой скрыть от мужа любовные отношения со своим патроном. Отец интересуется только своей карьерой и своими маленькими развлечениями. Впрочем, он и не обязан заботиться об Антуане — он женился на его матери, «покрывая её грех».

В семье Антуан скорее всего объект эксплуатации. О нём вспоминают только тогда, когда нужно вынести помойное ведро или сбегать в лавку. В квартире у него нет своего угла, своего стола, даже кровати. Он — чужой в мире взрослых, хотя именно на нём больно отзывается всякий конфликт этого мира.

Мать становится ласковой с Антуаном, лишь обнаружив, что он видел её целующейся с любовником. Она заключает с сыном замаскированную торговую сделку. Но ребёнок не понимает, что его молчание покупают, и это непонимание является поводом ещё для одного несчастья, ещё для одного из «четырёхсот ударов».

Антуан убегает из дому. Он бродит по городу, не встречая к себе ни интереса, ни сочувствия. Никого не удивляет, что ребёнок бродит один по улицам ночного Парижа. В поисках пристанища он попадает к своему другу Рене, в семью, принадлежащую к более высокому социальному слою, чем семья Люано. Биже живут втроём в десяти комнатах, тогда как Люано ютятся в одной. Биже едят такую пищу, что маленький Антуан даже не может понять, чем его кормят. Но благосостояние не сказывается на нравах. И в этой семье царит разложение. Мать Рене — алкоголичка, а отец — игрок, вспомнивший о сыне потому, что при его помощи хочет вытянуть деньги у жены. Конечно, и здесь никто не интересуется Антуаном. О его существовании вспоминают лишь, когда местопребыванием мальчика заинтересовывается полиция. Вынужденный покинуть дом Биже, Антуан пытается совершить кражу, попадается и оказывается в «исправительном доме», куда его «сплавляют» родители.

Нарисованная Трюффо картина жизни не оставляет места ни для каких иллюзий. Мир жесток, грязен и бессердечен. Даже дети в этом мире испорчены и злы — стоит вспомнить хотя бы эпизод, в котором маленькая Мадлен устраивает скандал и обвиняет родителей, что они её не кормят. Фальшь и ложь буржуазных отношений сказывается на психологии детей с ещё большей силой, чем на психологии взрослых.

Неумолимо точными деталями Трюффо раскрывает ложь этих отношений. Вот Жюльен Люано узнаёт, что его жена изменяет ему со своим начальником. Люано не испытывает ревности, он даже подшучивает над тем, что за сверхурочную «ночную работу» Жильберта должна получать дополнительное вознаграждение. Мы не знаем, что это — циничная шутка или расчёт. Ведь в этом доме муж и жена живут каждый на свои деньги!

Вспомним разговор мосье Биже с сыном: взрослый объясняет малышу, что тот должен выманить у матери подпись на деловом документе пока она пьяна, трезвая она не подпишет.

Страшна сцена посещения Жильбертой Люано маленького Антуана в колонии. Мать беспокоится только о себе, о своей репутации. Она меньше всего озабочена судьбой сына, она даже обвиняет его в том, что он своим поведением нарушил её планы и чуть не довёл до развода.

Впрочем, какую сцену ни взять, каждая из них лапидарно, даже грубовато-натуралистически срывает маски с добродетелей «среднего слоя».

Единственным Человеком с большой буквы среди окружающих Антуана зверей оказывается маленький Рене. Трюффо противопоставляет эгоистическому миру взрослых мир детской чистоты, бескорыстия, естественного стремления к свободе.

Мы не будем полемизировать с Трюффо. Он знает мир, в котором живёт, лучше, чем его знаем мы. Не стоит его упрекать и за неполноту представленной им картины этого мира, в котором кроме Люано и Биже живут и милые Ланглуа, и, главное, Роже и Лина (сценарий «Обманщики»), и все те, кто борется за лучшее будущее. Трюффо нарочито заостряет и сгущает краски, он бьёт тревогу. Он не предаётся сентиментальным сожалениям о человеческой злобе и не рассуждает о жестокости воспитания. Он говорит о другом — о том, что дети — будущее Франции, он тревожится об их судьбе, он как бы спрашивает: какие люди выйдут из этих детей, исковерканных и озлобленных, в мире собственнических отношений.

Единственная светлая нота в сценарии — его финал. Маленький Антуан бежит из исправительного дома и оказывается на морском берегу, куда он так стремился. Это символизирует, что, пережив страшную трагедию детства, он стал свободным. К сожалению, Трюффо упрощает им же самим поставленную проблему. Неужели маленький Антуан вышел чистым из страшного мира, неужели этот мир не повлиял на него, неужели его психология не исковеркана пережитым ужасом? И, наконец, разве можно стать свободным от общества, даже удалившись на абстрактный морской берег?

Ответ на вопрос о том, какая судьба постигла маленького Антуана, вернее, ему подобных детей, ставших взрослыми, мы найдём в сценарии «Обманщики» Марселя Карне.

Часть IVСодержаниеЧасть VI

Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика