СЛОВАРЬ ФРАНЦУЗСКОГО КИНО

(с дополнениями, ред. 2020)
| А | Б | В | Г | Д | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Э | Ю | Я |


Пате, Шарль

Шарль Пате

ПАТЕ (Pathé) Шарль (Charles) (Шеври-Коссиньи, 1863 - Монако, 1957), французский промышленник и кинопродюсер. Он был великим поставщиком лент немого кино, одним из самых изобретательных и смелых «торговцев кинофильмами». В оригинально озаглавленной автобиографии «От братьев Пате до Пате-синема» он имел все основания безапелляционно утверждать, что «всегда знал, чего хотел, и всегда хотел того, что было легче всего осуществимо, прежде всего практически. Не я изобрёл кино, но благодаря мне оно стало производством». Как и Леон Гомон, которому он открыл путь, Пате основал «империю», хотя и довольно хрупкую, ещё недостаточно защищённую от обманчивых обещаний спекулянтов. Удивителен тот факт, что владения этих двух магнатов кинопромышленности развивались по одной и той же схеме: приход к власти (1895), наивысший расцвет (1907-1916), закат в 20-е, отход от дел в 1929, возрождение в эпоху звукового кино с привлечением чужих капиталов. Избегая дальнейшего сравнения, отметим всё же, что если Гомон воплощал некий особый дух кино, то Пате создавал мощную и устойчивую инфраструктуру для его массового распространения.

Шарль Пате вырос в семье со скромным достатком, родом из Эльзаса. У его родителей была небольшая колбасная лавочка в Венсене. Вынужденный работать с самой ранней юности, он пробовал искать счастья в Южной Америке, затем без особого успеха торговал вином. В это время на ярмарке в Венсене он увидел фонограф Эдисона, который в будущем станет «золотой жилой» предпринимателя: «Моя участь была решена. Тотчас же я решил раздобыть себе такой аппарат и самому на нём работать». И вот наступил год 1894. На велосипеде, с аппаратом, сулящим прибыль, он колесил по ярмаркам Иль-де-Франс. Менее чем за год он добился таких коммерческих успехов, что уже мог конкурировать с англосаксонскими импортёрами. В то же время Пате, следуя примеру Эдисона, делает ставку на будущее «движущейся фотографии» и в июне 1895 приглашает в компаньоны изобретателя Анри Жоли, которому удаётся усовершенствовать кинетоскоп и на его основе создать фотозотроп. На нём Пате демонстрировал коротенькие ленты, снятые на свои средства. Фильм «Приготовление парижанки ко сну» - современник картинок Люмьера, но более фривольного содержания. Занимаясь параллельно фонографической индустрией и зарождающимся кинопроизводством, Пате привлёк к этой деятельности своих старших братьев - Эмиля, Жака и Теофила, для чего учредил компанию «Братья Пате» с капиталом в 35.000 франков. В 1898 произошло объединение с М. Гривола, производителем электроприборов, и создание «генеральной компании фонографов, кинематографов и точной измерительной техники» (в скором времени Шарль передаёт в полное ведение брата Эмиля процветающий фонографический отдел).

Следующий факт биографии Пате - знакомство с Фердинандом Зекка, который на 20 лет стал его доверенным лицом. В Винсене возводятся съёмочные павильоны, где Зекка снимает для Пате (выбравшего себе романтическую эмблему - привставшего в седле галльского пастушка) многочисленные ленты, нередко перенимая находки Мельеса («Путешествие на луну», «Дело Дрейфуса»). Иногда он воплощает и собственные оригинальные идеи («История одного преступления»). Позднее Пате начал сотрудничать с Люсьеном Нонге, Астоном Велем, Луи Ганье, Андре Озе и др. Повинуясь своей фантастической интуиции, он нанял на работу никому не известного дебютанта, некоего Макса Линдера; попытался переманить к себе даже Мельеса, но того не устраивали предлагаемые условия.

Фердинан Зекка и Шарль Пате

Фердинанд Зекка и Шарль Пате. 1920.

На съёмочных площадках в Венсене в то время снимались в основном простонародные комедии и фильмы-погони, пользующиеся огромным успехом у зрителей (не без их влияния американец Мак Сеннетт будет потом ставить свои бурлескные комедийные фильмы). Для того чтобы увеличить тиражность кинопродукции, в 1904 в городе Жуанвиль-ле-Пом открылась лаборатория (действующая до наших дней). Денежные доходы росли, но выпускаемых копий было недостаточно для удовлетворения спроса. Тогда Пате осенила гениальная идея: вместо того чтобы продавать фильмы, их нужно предоставлять в аренду (1907). С этого времени в кинематографии формируется (по терминологии Пате) «единый промышленный сектор». Возникают его многочисленные филиалы: в Лондоне, Москве, Нью-Йорке, Брюсселе, Берлине, Вене, Амстердаме, Барселоне, Милане, Одессе, Будапеште, Калькутте, Сингапуре. Публика, в основном состоящая из посетителей ярмарочных балаганов, больше не удовлетворяла Пате. Он хочет расширить контингент своих зрителей, будучи уверенным, что «кино станет театром, газетой и школой завтрашнего дня». Он финансировал первые научные ленты доктора Жана Командона, поддерживал развитие фирмы «Фильм д'Арт» (во Франции, а позднее в Италии). Тогда же он стал издавать кинематографический еженедельник «Pathé-Journal», учредил его филиалы за границей («Pathé Exchange» в Нью-Йорке, «Pathé Limited» в Лондоне, «Litteraria» в Берлине) и наконец в жёсткой конкурентной борьбе лишил Джорджа Истмана европейской монополии на производство плёнки. В 1910 оборот «промышленного сектора» Пате составлял 60 млн. франков золотом.

В период первой мировой войны Пате, как, впрочем, и Гомону, пришлось противостоять массовому наплыву американской кинопродукции. Удержаться на плаву ему помогали сериалы, которые он снимал там же, в Америке (так, по его указанию Луи Ганье создал знаменитые «Тайны Нью-Йорка», а Пате заручился правом их эксклюзивного показа по всему миру). В то же время «Pathé News», американская версия его еженедельника «Pathé-Journal», стала распространяться во всех штатах США.

Леон Гомон и Шарль Пате

Леон Гомон и Шарль Пате.

Другие же его заграничные филиалы (в Берлине, Вене, Москве) сильно пострадали во время войны, поэтому, преобразуя в послевоенные годы свою поблекшую империю в «Пате-Синема», а затем в «Пате-Консорциум-Синема», он вынужден был поступиться значительной частью своих владений, сосредоточившись на выпуске продукции уменьшенного формата. В этот период кинофильмы снимались достаточно редко («Султанша любви», «Три мушкетёра», «Я обвиняю» и «Колесо» Ганса, «Красная гостиница» и «Верное сердце» Жана Эпштейна), нередко в сотрудничестве с «Обществом кинороманов». Первым предвестником надвигавшегося заката «империи» стала уступка производства плёнки фирме «Кодак» в 1926. А через три года (1929) ведение дел компании было доверено прибывшему с корабля на бал Бернару Натану (или Натану Тамендапфу), румыну с чрезмерными амбициями, до этого занимавшемуся постановкой порнографических фильмов. По-видимому, этот рыцарь скабрёзного жанра сумел убедить Пате во влиятельности своих политических покровителей. Хотя, возможно, истинная причина крылась в том, что, став человеком состоятельным и почувствовав перемену ветра, Пате был не прочь удалиться от дел... В своих «Мемуарах» он утверждает, что изо всех сил «восставал против мрачной мании величия» своего преемника, решившего в первую очередь преобразовать название фирмы в «Пате-Натан». В результате Пате смирился с установившимся порядком вещей и не противился постановке посредственных картин. Знаменитый «петушок Пате» превратился в курицу, всё ещё несущую золотые яйца, перед тем как её ощиплют. В мае 1930 Пате окончательно отошёл от дел, уступив Натану всё поле деятельности. Из шестидесяти полнометражных лент (не считая множества «первых частей»), вышедших на экран с маркой «Пате-Натан» с 1929 по 1935, в потоке таких серых картин, как «Три маски» (один из первых французских звуковых фильмов), «Экипаж», «Король бездельников» или «Буриданов осёл», можно найти и фильмы более высокого ранга: «Маленькая Лиза» Жана Гремийона, «Деревянные кресты» и «Отверженные» Раймона Бернара, «Последний миллиардер» Рене Клера, а также несколько великолепных лент Мориса Турнёра. С точки зрения кинематографического искусства, это не такой уж плохой результат.

Но в 1939 фирма обанкротилась, компания была ликвидирована, а Натан попал под суд за мошенничество (не без антисемитской подоплёки). Но так же, как и у Гомона, который переживал подобные неприятности, правда, сумев избежать скандала, дела у Пате стали идти на поправку: птица-феникс-петушок при поддержке банков восстал из пепла и занял своё место на вывеске: «Компания по эксплуатации предприятий "Пате-Синема"» (с капиталом 21,5 млн. франков). Долги погашены, можно снова приступить к делам. В эту эпоху у Пате снимались такие выдающиеся ленты, как «Понкарраль», «Первый в связке», «Дети райка». С 1944 у фирмы появилось название «Новая компания Пате-Синема» с капиталом в 110 млн. (с 1979 переименована в «Компанию Пате-Синема»). Кинопрокат, производство кинопродукции, продажа её за рубеж, производство оборудования, издание еженедельника «Pathé-Journal» - всё вновь пришло в движение, за исключением управления студиями и лабораториями в Жуанвиле. Империя воскресла практически в прежнем блеске. На экраны выходят фильмы: «Счастливые дни короля Рене» Теофила Пате (одного из племянников Шарля), «Врата ночи», «Молчание-золото», «Кожаный нос», «Женщина и марионетка», новая постановка «Отверженных», комедии Бертомьё, Бордери и Юнбеля. К этому стоит добавить блестящие совместные постановки картин в начале 60-х: «Сладкая жизнь» и «Леопард». «Пате-Синема» расширила и переоборудовала сеть кинозалов (более 110 экранов). Были созданы крупный отдел по производству продукции для ТВ и система международного кинопроката.

Шарль Пате

Шарль Пате умер на Рождество 1957 со спокойным сердцем и безупречной репутацией. Этому предприимчивому человеку, всегда умевшему выходить сухим из воды, мы обязаны многими новшествами: применением цвета путём раскрашивания плёнки методом трафарета, внедрённым в производство в самом начале нашего века (система «Патеколор»); введением в обращение уменьшенных стандартов формата плёнки, что способствовало децентрализации в области кинопроизводства (Pathé-Kok, Pathé-Baby, Pathé-Rural); открытием студий в Жуанвиле (1925) и множества кинозалов в Париже и провинции (большая их часть работает до сих пор); расширением фонографического сектора (Пате-Маркони) и наконец «исследованием об эволюции кинопроизводства, предназначенным авторам, сценаристам, режиссёрам, операторам и артистам», изданным под его редакцией в 1918 и продемонстрировавшим редкую широту взглядов этого самоучки, совершенное знание им кино как искусства и индустрии. Можно смело подписаться под словами Анри Ланглуа: «Этот великий первопроходец был не только подрядчиком на строительстве кинозалов и финансовым стратегом, он рядом с Зекка создавал политику киноискусства, которая ведёт нас от "Истории одного преступления" к "Верному сердцу"».

IMDb: nm0665572.


Главная | Опросы | Библиотека | Словарь | Анонсы и трейлеры | Поиск | Архив

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика